Среда, 12.08.2020, 01:44

Карачаевцы и балкарцы

"Къулагъынг, къуйругъунг мени кибик", - дегенди къоян баласына.
Меню сайта
Полезные ссылки
  • Архыз 24Круглосуточный информационный телеканал
  • ЭльбрусоидФонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи
  • КъарачайСайт республиканской газеты «Карачай»
  • ILMU.SU Об аланах, скифах и иных древних народах, оказавших влияние на этногенез народов Северного Кавказа
Последние комментарии
16.08.2019 | 20:16 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
САЛАМ АЛЕЙКУМ. ДОПУЩЕНЫ БОЛЬШИЕ ОШИБКИ В ЭТОЙ СТАТЬЕ. КЪАРАЧАЕВЦЫ НИКОГДА НЕ ПРИНОСИЛИ ПРИСЯГУ НЕ СУЛТАНУ НЕ ИМПЕРАТОРУ. ПРИНОСИЛА МОЖЕТ БЫТЬ КУЧКА ЛЮДЕЙ КОТОРАЯ ПОСЛАЛА АМАНТИША ВСТРЕТИТЬ ПРОВОДИТЬ РУССКИХ В КАРАЧАЙ. ЭТО ИХ ДЕЛА А НЕ ВСЕГО НАРОДА. ЗА ЭТО ОНИ ЕЩЕ СТО ЛЕТ ОТ РОМАНОВЫХ ПОДАЧКИ ПОЛУЧАЛИ. ЕЩЕ АМАНТИШ БЫЛ ПОБИТ И С ПОЗОРОМ БЫЛ ИЗГНАН С ХУРЗУКА ЗА ТО ЧТО ПОКАЗЫВАЛ ГЕНИТАЛИИ ЖЕНЩИНАМ. МАГОМЕТ АМИН ТОЛЬКО ЕДИНОЖДЫ БЫЛ В АРХЫЗЕ. Я ПОНИМАЮ ЧТО НЕУДОБНО ГОВОРИТЬ ЧТО МЫ НЕ УЧАСТВОВАЛИ В КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ. У НАС У КАРАЧАЕВЦЕВ В ОТЛИЧИЕ ОТ МНОГИХ ДРУГИХ К ЭТОМУ МОМЕНТУ УЖЕ 400 ЛЕТ БЫЛА ГОСУДАРСТВО ЧТОБ ВЫ ЗНАЛИ. С НАМИ РУССКИЕ ЗАКЛЮЧИЛИ ДОГОВОР А НЕ ПРИСЯГУ МЫ ПРИНЕСЛИ.ПРОШУ ВАС НЕ ПИСАТЬ ПРО НАС НЕ ОЗНАКОМИВШИСЬ ХОРОШО С ИСТОРИЕЙ. ОНА ОТЛИЧАЕТЬСЯ ОТ ВЕРСИИ РУССКИХ ИСТОРИКОВ И МЕСТНЫХ УПРВЛЕНЦЕВ ПОДРУЧНЫХ ТО ТУРКОВ ТО РУССКИХ. ПАРУ СЛОВ О ХАСАУКЕ. НЕ ТО ЧТО АДЫГОВ ИЛИ ЗАКУБАНЦЕВ ТАМ НЕ БЫЛО ВОЙНОВ ДАЖЕ ИЗ ДРУГИХ АУЛОВ .БЫЛ НЕБОЛЬШОЙ ПИКЕТ И9 20-25 ВОИНОВ ИЗ УЧКУЛАНА. ВОТ В ЧЕМ МЕРЗОСТЬ АМАНТИША И ТЕХ КТО ЕГО ПОСЛАЛ И ЖДАЛ РУССКИЕ ВОИСКА. МЕНЬШЕ ВСЕГО ОЖИДАЛИ ПО ЭТОЙ ТРОПЕ. ПОЕЗЖАИТЕ В ХУРЗУК ПОСМОТНИТЕ И ПОГОВОРИТЕ ЛЮДЬМИ. АЛЛАХ АМАНАТЫ БОЛУГЪУЗ
16.08.2019 | 19:51 | МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СВЕДЕНИЯ АВТОРА XV ВЕКА О КАРАЧАЕВЦАХ И ЧЕРКЕСАХ
САМАЯ НИЗКОПРОБНАЯ ИНТРИГАНТСКАЯ СТАТЕЙКА. АВТОРЫ ДАЖЕ НЕ ПОНИМАЮТ О ЧЕМ РЕЧЬ И КОМ. КЪАРЧА ПРИНЯЛ ИСЛАМ В АЗИИ И ЕГО СПОДВИЖНИКИ ТОЖЕ.КАРАЧАЕВЦЫ НИКОГДА НЕ НАЗЫВАЛИСЬ КАРА ЧЕРКЕСАМИ И НИКОГДА НЕ БЫЛИ ХРИСТИАНАМИ. МЫ ПОКЛОНЯЛИСЬ ТЕЙРИ. ТОГДА ЭТО РЕЛИГИЯ В НАШЕМ РЕГИОНЕ БЫЛА НАМНОГО МОЩНЕЕ ХРИСТИАНСТВА. ПРЕКРАТИТЕ ВЫКАПЫВАТЬ НЕСУЩЕСТВОВАВЩИХ АВТОРОВ И ПИСАТЬ ОТ ИХ ИМЕНИ. НЕ НАДО ИГРАТЬ ИСТОРИЕЙ НАРОДА
22.10.2018 | 20:44 | 33
Тамга нашего рода Лиевых в числе карачаевских? Капец
05.01.2018 | 10:06 | Къарачай-малкъар тукъумла. Карачаево-балкарские фамилии. (А)
Не Абазовы,а Абазаевы, что касается Аккаевых, то там не Аккалары, а Аккайлары
18.12.2017 | 03:59 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Помогите кто-нибудь! Что обозначает къалай сыс? Просто друг отправил это сообщение и исчез..
07.12.2017 | 13:29 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
К сожалению, этот словарь не может быть использован карачаевцами. Практически через слово-ошибка. Это даже вредно. Практически все надо исправлять. Автора бы узнать, кто такое придумал. Господи, ну нельзя так!
26.10.2017 | 19:19 | «Мы пришли из Маджар»: факт или вымысел?
Кесинг англадынгмы не дегенинги къатышдырдынг болгъанны
13.10.2017 | 02:32 | Кабардинские и балкарские фамилии грузинского происхождения
Автор, вы хотя бы понимаете что пишете?
04.05.2017 | 22:28 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Къур-къур оюнлу- перевод

Р.Т. Хатуев, шейх М.А. Биджи "АЛАНИЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ"

Главная » Библиотека » История » Р.Т. Хатуев, шейх М.А. Биджи АЛАНИЯ МУСУЛЬМАНСКАЯ » Часть вторая. АЛАНИЯ – ЧАСТЬ МУСУЛЬМАНСКОЙ ИМПЕРИИ (зОЛОТООРДЫНСКИЙ ПЕРИОД ИСЛАМИЗАЦИИ. XIII – XIV вв.) Глава 5. МУСУЛЬМАНСКАЯ КУЛЬТУРА АЛАН
Часть вторая.
АЛАНИЯ – ЧАСТЬ МУСУЛЬМАНСКОЙ ИМПЕРИИ (ЗОЛОТООРДЫНСКИЙ ПЕРИОД ИСЛАМИЗАЦИИ. XIII – XIV вв.)
Глава 5. МУСУЛЬМАНСКАЯ КУЛЬТУРА АЛАН
5.2. Письменность и образование

Самые ранние эпиграфические памятники мусульманской культуры на территории Центрального и Северо-Западного Кавказа были выявлены в Нижнем Архызе, т.е. в нагорной части Алании. Здесь в 1961 г. в кладке средневекового христианского храма под условным названием «№10» археолог В.А.Кузнецов обнаружил две плиты с арабскими надписями, которые тогда были доставлены в Институт археологии АН СССР (Москва).

На одной из них была помещена куфическая надпись:

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!
Нет бога, кроме Аллаха, Мухаммад – посланник Аллаха.

В.А.Крачковская сочла возможным сузить датировку до третьей четверти XI в.368ЭПСК. М.,1966. Ч.1, С.60

Рис.31 Арабографичный памятник 436 г.х. (1044 г.). Нижний Архыз (По В.А.Кузнецову).

Более ранней оказалась надпись на второй плите (Рис.31), где стояла дата:

«/а/ль-авваль четыреста тридцать шестого /года»

Поскольку в календаре лунной хиджры есть два месяца, названия которых заканчиваются на «ал-аввал» (букв. «первый»), то указанную дату можно читать либо как раби ал-аввал 436 г. (26.09.-25.10.1044 г.), либо как джумади ал-аввал (24.11.-23.12.1044) по прочтению Л.И.Лаврова.

В то же время В.А.Крачковская предложила читать третье слово как ﺴﺑﻊ (семь), а дату в целом как раби ал-аввал 437 г. х. = 16.09.-15.10.1045 г.

«Открытие арабских надписей XI века в ущелье Большого Зеленчука, - пишет выявивший их В.А.Кузнецов, - имеет крупное научное значение. Это самые ранние мусульманские надписи на всем Северо-Западном Кавказе. Они свидетельствуют о том, что ислам проникал сюда уже в XI веке, несмотря на расцвет христианства, мусульмане какое-то время жили среди населения Нижне-Архызского городища»369Кузнецов В.А В верховьях Большого Зеленчука. - Пятигорск,2008. - С.174..

Ссылаясь на разнообразные источники, д.и.н. Н.Г.Волкова пишет, что ислам в Центральном Предкавказье, видимо, был известен еще в XI в., что подтверждается эпиграфическими памятниками, выполненными «фигурным куфи»370Волкова Н.Г. Маджары //КЭС, Вып.5. – С.58.

К XI-XII вв. исследователи относят эпиграфические памятники в равниной части Алании, т.е. той, которая была наиболее близка к Дагестану, откуда шел сильный импульс исламского миссионерства. В нашем случае речь идет о среднем течении р.Кумы, а еще точнее – о районе, где возник город Маджар. В числе памятников письменности «сельджукского периода» – фрагмент надгробного камня с арабской надписью из села Маслов Кут недалеко от Маджарского городища (Рис.).

Рис.32 Маджар (Маджары) и его окрестности (по Н.Г.Волковой)

Данная надпись была выполнена почерком «фигурное куфи», а все арабские надписи, выполненные таким почерком, по мнению специалистов, укладываются в рамки XI-XII вв.

Теми же веками датируется надгробный памятник (в форме длинного корыта) с арабскими надписями из села Федоровка близ Маджара, найденный в 1804 г.371Волкова Н.Г. Указ. раб.С.51-52; ЭПСК, Т.1, С.114; Проценко Ю.П. Заметка о куфических надписях в ауле Арзия и в развалинах Маджар, а также о ширванских древностях //Известия Кавказского об-ва истории и археологии. Т.I, Вып. 1. Тифлис, 1882. – С.48, 50.

Кстати, маджарская поливная керамика была характерна не только для золотоордынского времени, но и для XI-XII вв.372Волкова Н.Г. Указ. раб.С.52

Все это в целом позволяет допускать, что Маджар возник еще до монгольского нашествия. Такое мнение было выдвинуто и научно обосновано еще сорок лет назад373Волкова Н.Г. Указ. раб.С.51.

Добавим, что мусульманское («сельджукское») культурное влияние на Северный Кавказ и прилегающие территории фиксируется и после монгольского нашествия». Так, один из корифеев отечественной медиевистики, археолог. Г.А.Федоров-Давыдов еще несколько десятилетий назад отмечал, что «влияние зодчества Азербайджана и сельджукидской Малой Азии» на архитектуру Золотой Орды374Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.122.

Другой археолог старой школы, д.и.н. В.А.Кузнецов сближает некоторые северокавказские (аланские) исламские памятники архитектуры времен Золотой Орды с образцами на южнокавказской территории державы Сельджукидов XI-XIII вв.375Кузнецов В.А. Татартупский минарет XIV в. и мечети Ерхнего Джулата (Вопросы генези-са и времени строительства) // www.budetinteresno.narod.ru

Э.Д.Зиливинская, исследующая золотоордынское зодчество, включая и памятники Северного Кавказа, также отмечает их аналогии в сельджукидской Малой Азии376Зиливинская Э.Д. Минареты Золотой Орды //www.nasledie.org.

Добавим, что в империю Сельджукидов входили как Малая Азия, так и Азербайджан, Иран и Средняя Азия.

Очевидно, культурная экспансия с исламского юга не ограничивалась влиянием в сфере материальной культуры. Носители таких культурных веяний, надо полагать, несли с собой и установки собственной религии и иные компоненты духовной культуры. К числу таковых мы относим и навыки арабской письменности, которые на Северном Кавказе, включая и территорию Алании, определенно имелись еще до монгольского нашествия.

***

Самая западная точка на территории исторической Алании, где выявлен исламский эпиграфический памятник золотоордынского времени (XIV вв.) находится в Карачаево-Черкесии. Это южная оконечность г.Усть-Джегуты, где, как отмечалось, находилось мусульманское кладбище. Это была стела с вырезанными на ней арабскими письменами377Алексеева Е.П. Указ. раб. С.132.

Археолог Е.И.Крупнов выявил в Нижнем Джулате фрагмент каменной плиты XIV в. с арабской надписью ﺍﷲ («Аллах»), фотографию которого передал в 1947 г. в Государственный исторический музей (г.Москва)378ЭПСК. Ч.3, С.39.

Над входом упоминавшегося мавзолея Кабан-хана имелась каменная плита с вырезанной на нем арабографичной трехстрочной надписью по-тюркски. Г.Ю.Клапрот приводит фрагмент сохранившегося текста с датой: «Кобан-Хан, сын Берды-Бега, в 860 году»379Клапрот Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах. – Нальчик: Эль-Фа,2008. - С.246.

Описывая мавзолей Борга-Каш (Ингушетия), Л.Л.Штедер в 1781 г. упоминает у входа в ущелье «три камня с арабскими надписями; на одном из них написана фамилия, на другом дата, на третьем - фраза из Корана»380СКЕЛ, С.252-253. Надпись над входом мавзолея, согласно Л.И.Лаврову, гласит381ЭПСК, Ч.1, С.130:

верхняя справа: «Восемьсот восьмой год»:

верхняя слева: «Постройка…»

нижняя: «Бек Султан б. Худайнад»

(808 г.х. = 29.06.1405-17.06.1406)

Кроме того, на территории Кабардино-Балкарии известна арабская надпись с датой 860 г.х. (=1455 г.), помещенная на мусульманском мавзолее382Клапрот Г.-Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807-1808 гг.// АБКИЕА, С.279.

На упомянутом выше мавзолее у селенья Заманкул (Северная Осетия) помещена была арабская надпись с датой, указывающей на 1347 год383ЭПСК, Ч.1, С. 64.

Надписи, сделанные «буквами, напоминающими куфические», на двух из надмогильных камней Маджара приводит академик Г.Ю.Клапрот (1807-1808 гг.). Первая из них гласит:

«Здесь погребено тело умершего, нуждающегося в милосердии Бога в загробной жизни, Сина, сына Мохаммеда, сына Халиля... в 747» году хиджры384Клапрот Ю. Описание поездок.., С.91-92 (1346/7 г).

Вторая надпись385Там же, С.92:

Перевод Л.И.Лаврова:
Судья /кади/ мусульман строгий
Мухаммад б. Таджаддин.
Год семьсот семьдесят седьмой (2.06.1375 -20.05.1376)386ЭПСК. Ч.1. М.,1966. – С.121.

В целом известные к настоящему времени эпиграфические находки (в основном случайные) указывают на то, что письменность – а стало быть, и носители арабском грамотности – появились на территории Алании задолго до монгольского нашествия.

Во времена Золотой Орды распространение письменности было напрямую связано с политикой её правительства, которая благоприятствовала всесторонней исламизации этой трансконтинентальной империи.

***

Зарождение образовательной системы следует отнести к домонгольскому времени. В хазарской столице при квартальных мечетях (а их, как уже отмечалось, в этом городе было несколько десятков) функционировали школы – мектебы – для обучения Корану387Артамонов М.И. История хазар, С.535-538. О них упоминают разные письменные источники (Ибн Русте, аль-Масуди, Гардизи и др.). Наличие стольких образовательных, пусть и начальных, учреждений позволяет считать тогдашний Итиль крупнейшим в Восточной Европе центром исламского просвещения.

Следует подчеркнуть, что мечеть – и в этом ее принципиальное отличие, например, от церкви – сама по себе выступает не только богослужебным, но и просветительским центром. Верующий не только еженедельно получает представления о своей религии в ходе пятничной проповеди-хутбы, каждая из которых посвящена отдельной теме, но и обменивается последней информацией о жизни общины, обсуждает вопросы политической и социальной жизни своей округи. Традиционно мечеть не только храм, но и своего рода мужской клуб.

К эпохе Золотой Орды можно отнести возрождение и развитие исламской образовательной системы на Центральном Кавказе. Ибн Баттута (1334 г.) упоминает талибов (учащихся, студентов) в числе тех, кому покровительствовал золотоордынский хан Узбек. Кроме того в окружении этого государя путешественник упоминает «шейхов, кадиев, правоведов, шерифов, факиров», в числе коих упоминается «почтенный сейид», глава шерифов Ибн Абдельхамид, верховный кади Шихабеддин ас-Саили, кади Хамза, имам Бадраддин аль-Кавами, имам и преподаватель Хусамеддин аль-Бухари388СМИЗО, Т.1, С.291, 296, 298.

Упоминание преподавателей и талибов, естественно, указывает на наличие учебных заведений в городах Золотой Орды. Важнейшая роль в их возникновении принадлежит суфийскому движению, которое было привнесено сюда с крупнейших для того времени исламских культурных центров Средней Азии. Суфийские обители (ханака, завийа), «как правило, одновременно являлись и начальными школами»389Семенова Л.А. Салах-ад-дин и мамлюки в Египте. – М.:Наука: Восточная литература,1966. – С.77, поэтому в феодальную эпоху они выступали на исламском Востоке просветительскими центрами.

Их функционирование в равнинной части Алании (г.Маджар) известно точно и свидетельство об этом принадлежит самому Ибн-Баттуте. Он остановился в завийа «благочестивого, религиозного, престарелого шейха» Мухаммеда аль-Батаиха, родом/ из Батаиха Иракского», который «был преемником Ахмеда Эр-Рефаи». В этом завийа тогда жили около 70 суфиев /видимо, мюридов шейха/ «арабских, персидских, тюркских и румских женатых и холостых», и, по словам путешественника, «живут они подаяниями». В данном сообщении указывается, что «жители этой страны питают большое доверие к факирам /суфиям/ и каждую ночь приводят в скит лошадей, коров и овец»390Минаева Т.М. Указ. раб. С.145.

В Маджар привлекались преподаватели из Средней Азии. Например, оттуда был приглашен алим Иззеддин (или Меджеддин), «один из правоведов и знаменитостей Бухары». Источник сообщает, что у него «было множество учеников и чтецов, читавших перед ним». Он вел проповеди в соборной мечети Маджара, а перед его возвращением на родину для него, по призыву упомянутого шейха аль-Батаиха, был организован сбор вещей и дорожных припасов391СМИЗО, Т.1, С.287-288.

Именно через суфиев в ислам пришли и западные ветви царственного рода Чингизидов (золотоордынские Джучиды, иранские Хулагуиды и др.).

Так, Берке-хан, согласно источникам, приобщился к исламу еще при жизни своего брата Бату-хана (Батыя русских летописей). Тогда, пишет автор «Родословия тюрков», Берке «временами по приказу брата совершал путешествия в разные стороны» и однажды «путь его случился» к Бухаре. Здесь он «явился к одному из шейхов (своего) времени и от него удостоился наставления (талькин)». Этим шейхом называют Сайфеддина Бахарзи, который считался «один из великих преемников шейха Наджмеддина Кубра» – основателя-эпонима суфийского ордена Кубравийа392СМИЗО,Т.2, С.205.

Другие источники гласят, что будущий хан попал к тому шейху не случайно, а совершил визит преднамеренно. Как пишет Ад-Дахаби в своей «Летописи ислама», в 640-е гг. хиджры Берке отправился из Саксина в Бухару «для посещения» шейха Сейфеддина Бахарзи, причем «простоял у дверей его скита до утра, потом вошел и поцеловал ноги шейха». Тогда же «вместе с ним приняли ислам многие из его эмиров»393СМИЗО, Т.1, С.205.

По сведениям Элайни, в свое время основатели шейх Наджмеддин аль-Кубра разослал «последователей своих в города великие для установления обрядов мусульманских». В Хорасан был направлен Саадеддин аль-Хамави, в Туркестан – Камаледдин аш-Шарйаки (?), в «Кипчак» – Низамеддин аль-Дженди, в Бухару – Сейфеддин аль-Бахарзи.

Последний, «устроившись в Бухаре», отправил к Берке одного из своих учеников, «пользовавшегося у него большим значением». На встрече посланец «поучал его /Берке/, внушал ему любовь к исламу и разъяснил ему (будущий) путь его». Тогда то Берке и «принял ислам из рук его» (т.е. не от самого шейха Бахарзи, а его посланца).

Затем «захотелось ему /Берке/ почтить шейха чем-нибудь в знак благодарности, и приказать изготовить пайцзу (своего рода мандат) «на страну, в которой тот /шейх/ находился, с тем чтобы она «служила на пользу бедным н благочестивцам и на сбор денег её /страны/ для него /шейха/».

Получив пайцзу, шейх спросил у принесшего: «Что это такое?». Тот ответил: «Это будет в руках шейха (служить) для охранения всякого, на котором оно будет находиться». На это Бахарзи сказал: «Привяжи это (пайцзу) к ослу и затем пошли его (осла) в степь; если оно охранить его от погибели (или волков?), то я приму его, но если оно не защитит его, то нет в нем (никакого) прока для меня». Шейх отказался принять дар, а посланный к нему вернулся к Берке и изложил слова Бахарзи.

Тогда Берке лично отправился к шейху в Бухару. Он «три дня простоял у ворот шейха», который «не позволял ему войти к нему, пока с ним не переговорил один из его последователей, сказавший /шейху/: «Это великий царь; он пришел из дальней страны, просит благословения у шейха и /разрешения/ побеседовать с ним; в дозволении ему /этого/ нет ничего дурного».

После этого шейх разрешил войти Берке, который вошел и приветствовал Бахарзи. Но тот «был покрыт покрывалом и не раскрыл перед ним лица своего». Берке вложил в руку шейха пищу и тот «поел часть её». Берке, подтвердив свою веру («повторив перед ним свой ислам»), вернулся обратно»394СМИЗО, Т.1, С.507-508.

Как видим, встреча с шейхом Бахарзи, который подверг Берке испытанию «на гордыню», была подготовлена в результате усилий самого шейха, стремившегося привлечь в ислам столь крупного государственного деятеля, родного внука Чингиз-хана.

Аль-Омари даёт датировку встречи шейха и Берке, сообщая, что этот эпизод был в дни воцарения Мункэ на троне верховного хана империи Чингизидов (1248 г.). Берке, по приказу Бату-хана, во главе 100-тысячной армии утвердил Мункэ на троне /в Каракоруме/, а на обратном пути, «проходя мимо Бухары», остановился в этом городе. Здесь он встретился «с шейхом Шемседдином Аль-Бахарзи», одним «из последователей… Неджмеддина Кубра». После того, как «укрепилась дружба» Берке с шейхом, Бахарзи посоветовал принцу вступить в переписку с сидевшим в Багдаде халифом аль-Мустасимом и «присягнуть ему и послать ему подарки». Берке выполнил совет и с тех они с халифом стали «посылать друг к другу послов, письма, дары и приношения»395СМИЗО, Т.1, С.245.

Кстати, одной из причин последующей войны между Берке и Хулагу было умерщвление последним аббасидского халифа в Багдаде, пишет Ад-Дахаби (ум. 1348/9)396СМИЗО, Т.1, С.205.

О мистической помощи суфиев Берке-хану имеется следующее сообщение. Он по предписанию шейха Бахарзи отправился «в Дешт-и Кипчак перед Хаджи-тархан с небольшим войском», и «на берегу реки Идиль произошла встреча с бесчисленным войском Хулагу-хана». Берке одержал победу «благодаря духовной помощи дервишей святого». После этого Хулагу-хан, «который имел намерение (направиться) в Дешт-и Кипчак, бросил свое намерение, повернул назад, ушел в сторону Азербайджана, от сильного огорчения заболел и умер в Тебризе»397СМИЗО, Т.2, С.205.

Привязанность хана к суфиям продолжилась и в последующие годы. Аль-Муфаддаль сообщает о том, что у Берке был «факир (суфий) из жителей Фаюмских» – шейх Ахмед аль-Мисри. Нисба этого шейха примечательна (Миср араб. «Египет»)398СМИЗО, Т.1, С.194.

Современный арабский автор А.Аль-Хатиб в своей работе «Аль-Бутуляту уа-ль-фида'у гьинда-с-суфийати» («Героизм и освобождение у суфиев», Дамаск, 2000), помимо известного нам шейха аль-Бахарзи, упоминает и Саидуддина б. Хаммуайh. Сообщается о книге «Сияющие звёзды», где сказано, что «он был аскетом (заhид), усердно поклоняющимся ('абид) Аллаху, говорящим об истине». Этот шейх «боролся за дело Ислама физически и духовно», причем «встречался с правителем татар и изменил его в лучшую сторону». Кроме того, Саидуддин «строил там свои обители (ханака)» и «там его принимали с почетом», а «татары продолжали толпами входить в ислам». У Хулагуидов мусульманином стал Газан-хан (1271-1304), который принял ислам «из рук Ибрахима Джувайни, который являлся суфием (722 г.х.)»399Лайпанов И.А. Тарикаты у Джучидов и Хулагуидов (по материалам арабских источников)//Известия Карачаевского НИИ. Вып.5. – Черкесск, 2009. – С.86. Как видим обе ветви чингизидского дома – Джучиды и враждовавшие с ним Хулагуиды перешли в ислам под влиянием суфийских авторитетов.

Среди тех богословов, которые в то время проповедовали ислам в Золотой Орде называется «ученейший» Мухтар б. Махмуд б. Мухаммад аз-Захиди аль-Кармини, или Неджмеддин Абуриджа (ум.658 г.х. = 1259/60 г.). Последний обучался у хорезмского алима Юсуфа ас-Секаки (555-626 г.х. = 1160-1228/9 г.), автора книги «Ключ». Аль-Кармини (вар.: аль-Газмини) сам являлся автором нескольких книг: «Дорожный запас имамов» (законоведение), «Избранное по части основных правил», «Сборник по части регул и обязательных постановлений», толкование к книге «Мухтасар» аль-Кудурия. Он написал также послание «Насирийа», которое было сочинено именно для Берке-хана400СМИЗО, Т.1, С.462.

Летописи называют имена лиц, приобщивших к исламу хана Узбека, в т.ч. «шейха шейхов и мусульман, полюса мира, святого Зенги-Ата» и его преемника – «главнейшего сейида.., святого Сейид-Ата», а дату принятия ислама – «в месяцах 720 г. хиджры (1220/1 г.), соответствующего тюркскому году курицы». Именно Сейид-Ата дал хану мусульманское имя «Мухаммад» (полное: султан Мухаммад Узбек-хан)401СМИЗО, Т.2, С.206-207.

Узбек-хан лично посещал в Сарае суфийскую обитель имама и факиха, шейха Нуманеддина аль-Хорезми; в том же столичном городе были и другие обители суфиев (напр., благочестивого хаджи Низамеддина)402СМИЗО, Т.1, С.307.

Такие завийа, как отмечалось выше, создавались и в кавказских городах Золотой Орды.

Суфийские деятели находились под покровительством Узбек-хана в силу признания их особых духовных заслуг. При поддержке ордынского правительства в этой империи сложилась интеллектуальная прослойка, в основе своей – суфийская, в которой ученые совмещали занятия богословием с естественнонаучными (медицина, астрономия) и гуманитарными (философия, логика, правоведение) исследованиями и преподавательской деяельностью.

Так, при Токте-хане и его преемнике известность получил знаменитый ханифитский шейх Алааддин б. Даулетшах б. Али ан-Нуман аль-Хорезми (р.1259 г.), который «объехал /разные/ страны, сходился со знаменитостями, изучал логику, диалектику и медицину»403СМИЗО, Т.1, С.175.

К числу таких же влиятельных священнослужителей-суфиев с многогранным талантом принадлежал имам Ибн Иджам, он же – Абдуррахим б. Абдуррахман б. Наср аль-Маусили (652-730 = 1254/5-1330 г.), уроженец иракского города Мосул, а затем переехавший «в царство Узбек-хана». В Дамаск он вернулся в 724 г.х. (1324 г.), преподавал в школах «Аз-Захирийа Аль-Беранийа» и «Аль-Джарухийа», заведовал завийа «Аль-Каср». Летописи гласят, что «был он шейхом-факихом и врачом». Шейх был похоронен на дамасском «Кладбище суфиев»404СМИЗО, Т.1, С.462-463.

Ко второй половине XIV в. относится деятельность в Золотой Орде таких мусульманских ученых как Камаладдин ат-Туркмани (ат-Теркали), автор комментария на астрономическое сочинение аль-Чагмани (755 г.х.), ар-Рази аль-Тахтани (ум.776 г.х.=1374/5 г.), Алааддин Ахмед б. Мухаммад ас-Сейрами (ум.790 г.х.=1388 г.), который «учил и давал фетвы в Хорезме, Сарае, Крыму, Тебризе» и позднее он переехал в Каир, где преподавал в школе «Аз-Захирийа Аль-Баркукийа». Кроме того, в Орде упоминаются маулана Кутбеддин и сейид Джелаледдин (предположительно Джелаледдин Ахмед аль-Гудждувани) и «другие знаменитости ханифийские и шафиитские». Позднее в ордынской столице на духовном поприще трудились Хафизеддин аль-Базази (ум.827 г.х. = 1423/4 г.), Ахмед аль-Ходженди и др.405СМИЗО, Т.1, С.461-463

Исследователями сделан вывод о том, что «развитие астрономии в Золотой Орде в тот период шло на уровне современных стран Востока, откуда и проникали в ее города астрологическая практика и астрономические знания»; в столичных городах Золотой Орды «действовали астрономические обсерватории», при дворе хана Джанибека (1341-1357) упоминаются астрономы406Галкин Л. Монеты к Новому Году //Жур. «Вокруг света». М.,1990. №12. С.41.

О развитии в этой мусульманской империи астрономии и геодезии, отмечает Г.А.Федоров-Давыдов, свидетельствуют найденные в ее городах инструменты и их фрагменты (обломки астролябии и квадрантов)407Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.118.

Просвещенное духовенство той поры оказывало влияние не только на умы населения, но и на политику Золотой Орды. Так, как сообщает персидский источник, поход Джанибек-хана в Северный Иран в 1356/7 г. был совершен по призыву мигрировавшего оттуда в Сарай-Берке шейха Мухйиддина Бердаи408СМИЗО, Т.2, С.94. В целом имеются все основания полагать, что в мусульманском духовенстве Золотой Орды доминировали суфийские авторитеты.

Добавим, что благодаря урбанизации «завоеватели монголы быстро растворились в местной тюркской среде», утеряв свой язык. В золотоордынских городах сложился литературный язык, так называемый тюрки́, ставший официальным языком этой мусульманской империи. Как отмечают наши медиевисты, «изнеженность чувств, тонкий аромат цветов, красота женщин воспевались на этом языке, и вместе с тем в этой литературе было много и демократических мотивов, и выражений народных мыслей и мудрости»409Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.118.

Южная разновидность этого языка – «северокавказский тюрки» (на кар.-бал., кумык. и ног. яз. аджам тил) остался на Северном Кавказе господствующим языком межнационального общения и литературного творчества вплоть до вхождения региона в состав Российской империи.


Примечания.
368 [↑ назад]ЭПСК. М.,1966. Ч.1, С.60
369 [↑ назад]Кузнецов В.А В верховьях Большого Зеленчука. - Пятигорск,2008. - С.174.
370 [↑ назад]Волкова Н.Г. Маджары //КЭС, Вып.5. – С.58
371 [↑ назад]Волкова Н.Г. Указ. раб.С.51-52; ЭПСК, Т.1, С.114; Проценко Ю.П. Заметка о куфических надписях в ауле Арзия и в развалинах Маджар, а также о ширванских древностях //Известия Кавказского об-ва истории и археологии. Т.I, Вып. 1. Тифлис, 1882. – С.48, 50.
372 [↑ назад]Волкова Н.Г. Указ. раб.С.52
373 [↑ назад]Волкова Н.Г. Указ. раб.С.51
374 [↑ назад]Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.122
375 [↑ назад]Кузнецов В.А. Татартупский минарет XIV в. и мечети Ерхнего Джулата (Вопросы генези-са и времени строительства) // www.budetinteresno.narod.ru
376 [↑ назад]Зиливинская Э.Д. Минареты Золотой Орды //www.nasledie.org
377 [↑ назад]Алексеева Е.П. Указ. раб. С.132
378 [↑ назад]ЭПСК. Ч.3, С.39
379 [↑ назад]Клапрот Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах. – Нальчик: Эль-Фа,2008. - С.246
380 [↑ назад]СКЕЛ, С.252-253
381 [↑ назад]ЭПСК, Ч.1, С.130
382 [↑ назад]Клапрот Г.-Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807-1808 гг.// АБКИЕА, С.279
383 [↑ назад]ЭПСК, Ч.1, С. 64
384 [↑ назад]Клапрот Ю. Описание поездок.., С.91-92
385 [↑ назад]Там же, С.92
386 [↑ назад]ЭПСК. Ч.1. М.,1966. – С.121
387 [↑ назад]Артамонов М.И. История хазар, С.535-538
388 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.291, 296, 298
389 [↑ назад]Семенова Л.А. Салах-ад-дин и мамлюки в Египте. – М.:Наука: Восточная литература,1966. – С.77
390 [↑ назад]Минаева Т.М. Указ. раб. С.145
391 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.287-288
392 [↑ назад]СМИЗО,Т.2, С.205
393 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.205
394 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.507-508
395 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.245
396 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.205
397 [↑ назад]СМИЗО, Т.2, С.205
398 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.194
399 [↑ назад]Лайпанов И.А. Тарикаты у Джучидов и Хулагуидов (по материалам арабских источников)//Известия Карачаевского НИИ. Вып.5. – Черкесск, 2009. – С.86
400 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.462
401 [↑ назад]СМИЗО, Т.2, С.206-207
402 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.307
403 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.175
404 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.462-463
405 [↑ назад]СМИЗО, Т.1, С.461-463
406 [↑ назад]Галкин Л. Монеты к Новому Году //Жур. «Вокруг света». М.,1990. №12. С.41
407 [↑ назад]Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.118
408 [↑ назад]СМИЗО, Т.2, С.94
409 [↑ назад]Федоров-Давыдов Г.А. Указ. раб. С.118