Четверг, 21.09.2017, 22:21

Карачаевцы и балкарцы

Эринчекге бюгюнден тамбла тынч.
Меню сайта
Полезные ссылки
  • Архыз 24Круглосуточный информационный телеканал
  • ЭльбрусоидФонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи
  • КъарачайСайт республиканской газеты «Карачай»
  • ILMU.SU Об аланах, скифах и иных древних народах, оказавших влияние на этногенез народов Северного Кавказа
Последние комментарии
04.05.2017 | 22:28 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Къур-къур оюнлу- перевод
17.11.2016 | 20:02 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
жаль,что нет подобного материала, я уверен можно побольше инфы на эту тему сау бол ишигден къууан.
17.11.2016 | 19:59 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
Оригинал договора 1827 года или копию где найти?
15.10.2016 | 18:05 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Олово- къоргъашын,
отдых- солуулукъ
трусы- ич кёнчек ))
улыбка- ышаргъан
15.10.2016 | 17:51 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Можжевельник- джабышмакъ терек
02.09.2016 | 23:43 | Из истории грузино-балкарских отношений
Содержательная и умная статья. Очень перспективное для исследователей направление
22.05.2015 | 15:20 | Восстание горцев Верхней Кубани осенью 1920г.
Это обязаны знать все.
24.02.2015 | 09:57 | Татаркъан
Вам нужна в бумажном варианте? В электронном варианте могу скинуть Вам))

Статьи

Главная » Статьи » История » Баразбиев М.И.

Этнокультурные взаимосвязи карачаевцев и абхазов в досоветский период
В статье рассматривается система этнокультурных контактов карачаевцев и абхазов, включающая хозяйственные, родственные и квазиродственные связи, совместные военные выступления, миграции населения и т. д.

Карачаевцев с давних времен связывали разнообразные отношения с народами Закавказья, и в частности абхазами. Между представителями этих соседних народов существовали налаженные этнокультурные контакты, затрагивавшие многие стороны их общественного быта. Следует отметить, что карачаево-абхазские отношения в историческом прошлом отличались ярко выраженной комплиментарностью. Как подчеркивал карачаевский этнограф К. М. текеев, абхазов «из закавказских соседей карачаевцы исстари выделяли, выказывая к ним самое уважительное отношение, до того даже, что своих детей нарекали абхазскими именами. Кстати, и абхазы питали к карачаевцам те же возвышенные, добрые чувства»1Текеев К. М. Карачаевцы и балкарцы: традиционная система жизнеобеспечения. М., 1989. С. 111..

Различные аспекты карачаево-абхазского этнокультурного, хозяйственного и этнополитического взаимодействия нуждаются в серьезном и всестороннем научном изучении.

Из Абхазии в Карачай можно было попасть, направляясь вверх по р. Маркула, вдоль левого берега Кодора, а также по рекам Мачара, Келасури, Баслата и через деревню Акапа к цебельдинцам, от которых уже и переходили на территорию Карачая2Инал-Ипа Ш. Д. Абхазы (историко-этнографические очерки). Сухуми, 1965. С. 277..

Карачаевцев и абхазов связывали довольно развитые хозяйственные контакты. так, Г.-ю. Клапрот в начале XIX столетия писал, что карачаевцы с торговыми целями посещали территорию Абхазии, и в частности Сухум. Клапрот отмечал: «они продают изделия своей промышленности, такие, как сукна (шал), войлоки (кииз), чтобы покрывать пол, меха и капюшоны от дождя (башлык) и т. д.»3Клапрот Г.-ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807– 1808 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. Нальчик, 1974. С. 251, 252.. В свою очередь, у абхазов карачаевцы приобретали холодное и огнестрельное оружие4там же. С. 252.. Но основным предметом торга карачаевцев с абхазами являлся мелкий рогатый скот.

Известный абхазский исследователь Ш. Д. Инал-Ипа писал, что абхазы часто ездили в Карачай для покупки лучших пород скота5Инал-Ипа Ш. Д. Указ. соч. С. 207, 208..

В 1864 году абхазский дворянин тог Блаб, находясь в гостях в Карачае, приобрел у народного эфенди Магомета Хубиева сто овец, восемьдесят ягнят и сто двадцать коз на общую сумму в восемьсот рублей серебром. Интересно отметить, что тог Блаб, не имевший с собой необходимой денежной суммы, оставил в Карачае в качестве залога выплаты долга своего родного сына Саатгирея6Баразбиев М. И. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII – начале XX в. Нальчик, 2000. С. 14..

В 1894 году некто А. Гвазава закупил у карачаевцев около 150 быков и коров и, наняв в качестве погонщиков 6 карачаевцев, вернулся в Абхазию, преодолев Кавказский хребет через Клухорский перевал7Тхайцуков М. С. очерки истории абазин конца XVIII–XIX в. (этнокультурные связи с народами Северо-Западного Кавказа). Сухум, 1992. С. 48..

К. М. текеев на основании сообщений старожилов Карачая составил довольно подробное описание торговых контактов карачаевцев и абхазов. он указывал, что в дооктябрьский период через Махарский перевал в Абхазию перегоняли скот следующим способом. Несколько человек собирали поголовье скота, в основном овец, достигавшее нескольких сотен, и начиная со второй половины августа до закрытия перевалов с выпадом снега несколько раз за сезон перегоняли отары в Абхазию. Зачастую весь скот, в большом количестве пригоняемый на базар в Сухуми, раскупался оптом. Причем, по рассказам информаторов, когда на базар пригоняли свой скот карачаевцы, абхазы стремились покупать его именно у них, выплачивая за него гораздо большую цену, нежели у других горцев8Текеев К. М. Указ. соч. С. 35..

Абхазы предпочитали карачаевский скот за высокое качество мяса и прекрасные шерсть и шкуры, которые шли на изготовление шуб и бурок для богатых слоев населения всего Кавказа, а из шкур самых молодых барашков изготавливались головные уборы9там же. С. 36, 37..

Примечательно, что абхазы не только покупали скот у карачаевцев, но по возможности и старались разводить карачаевские породы скота. В частности, они разводили карачаевских лошадей, коз и овец. Причем последние считались в Абхазии самыми выносливыми10Инал-Ипа Ш. Д. Указ. соч. С. 208..

Иногда абхазы для приобретения скота производили на территорию Карачая набеги11там же. С. 277.. Впрочем, зачастую между абхазскими и карачаевскими скотокрадами возникала своеобразная кооперация. так, Г. А. Рыбинский в 1894 году писал: «Главные операции скотокрадства в Сухумском округе заключались в том, что ворованный скот они (абхазы. – М. Б. и Р. Б.) переправляют через Главный Кавказский хребет в Карачай Кубанской области, продают его там и приобретают такой же ворованный скот в Карачае, доставляют его тем же путем в Сухумский округ»12Маан о. В. Абжуа: историко-этнологические очерки очамчирского района Абхазии. Сухум, 2006. С. 261..

В целом добрососедские, мирные взаимоотношения двух соседних народов всегда занимали более важное место. одним из объединяющих карачаевцев и абхазов начал можно считать и религиозный фактор. В частности, отмечается, что абхазские мусульмане обучались основам религии в медресе Крыма и Карачая13Татырба А. Источники распространения ислама в Абхазии [Электронный ресурс]. URL: http://apsnyteka.narod2.ru/t/istochniki_rasprostraneniya_islama_v_abhazii/ index.html..

особо близкие контакты карачаевцы поддерживали с жителями одного из районов Абхазии – Цебельды, население которого являлось ближайшим соседом карачаевцев за Кавказским хребтом.

Этническая группа абхазского народа цебельдинцы (дальцы) обитала в северовосточной части Абхазии, занимая в основном высокогорные районы в ущельях рек Ацгара (чхалта), Кодор и других. Перевальные дороги связывали цебельдинцев с тебердинским и Кубанским ущельями, то есть с территорией основного сосредоточения карачаевского народа в XIX веке.

Межэтнические контакты между карачаевцами и цебельдинцами были довольно интенсивными, но, главное, практически исключительно добрососедскими. Интересно отметить, что значительная часть населения Цебельды знала карачаевский язык. Естественно, что знание языка давало дополнительный импульс этнокультурному общению. В середине XIX века российский офицер Колянковский, проводя рекогносцировку дорог через Главный Кавказский хребет, писал: «Зная ногайское наречие татарского языка, я имел большую выгоду говорить с цебельдинцами непосредственно без переводчика. Карачаевцы близкие соседи цебельдинцев, имея происхождение татарское, говорят языком близким к ногайскому, а многие из цебельдинцев, находящиеся в частых сношениях с ними, знают их язык»14ГАКК (Гос. арх. Краснодарского края). Ф. 260. оп. 1. Д. 749. Л. 265..

Барон Ф. Ф. торнау, посетивший Абхазию в 1830-е годы, описывая народ Цебельды, писал: «Происхождения он абхазского, говорит одним с ним языком и имеет те же обычаи, но черты лица и одежды его ставят ближе к карачаевцам»15Торнау Ф. Ф. Секретная миссия в черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. торнау: воспоминания и док. Нальчик, 1999. С. 483..

Между жителями Карачая и Цебельды установились довольно прочные родственные связи. Широко распространены были межнациональные браки, причем как на уровне простого населения, так и среди аристократии. Все три карачаевские княжеские фамилии: Крымшамхаловы, Дудовы, Карабашевы – поддерживали брачные союзы с цебельдинскими князьями Маршания. Например, представительницы этого абхазского рода были замужем за Абдурзаком Крымшамхаловым, Пшемахо Дудовым, Идрисом Карабашевым. Родственные связи были у карачаевских князей и с представителями других абхазских княжеских фамилий. Интересно, что, по бытовавшим в Абхазии преданиям, влиятельный род Ачба происходил от переселенца с Северного Кавказа и именовался сперва Карымшаквалом (Карымшакуал). Это дает возможность предположить, что родоначальником абхазских Ачба был представитель карачаевских князей Крымшамхаловых. На кладбище карачаевского селения Карт-Джурт до сих пор сохранилось каменное надгробие княгини Мелек-хан Шервашидзе (Чачба), вышедшей замуж за Магомет-Гирея Крымшамхалова 16Баразбиев М. И. Указ. соч. С. 61..

Следует отметить, что отношения кровного родства и свойства с представителями абхазской аристократии возникали у карачаевских феодалов и вследствие их брачных контактов с правителями Княжеской Сванетии – князьями Дадешкелиани. Известно, что Дадешкелиани поддерживали брачные контакты с абхазскими князьями Ачба (Анчабадзе), Маршания, чачба (Шервашидзе)17Дворянские роды Российской империи. М., 1998. т. 4. С. 88–92..

Помимо кровнородственных между аристократическими кругами Карачая и Цебельды существовали и квазиродственные связи. особенно широкое распространение получило аталычество. При этом к аталыкам (воспитателям) из Цебельды у представителей карачаевской аристократии возникло особое, доверительное отношение. Их авторитет был довольно высок. «Детей своих бии (князья. – М. Б. и Р. Б.) не воспитывали дома, а отдавали их на воспитание или своим уллу-узденям (большим, знатным дворянам. – М. Б. и Р. Б.) или в другие племена и преимущественно в Урусбий и Цебельду», – сообщалось в одном из источников18Санкт-Петербургский филиал арх. РАН. Ф. 103. оп. 1. Д. 330. Л. 45-об..

Известно, что у адыгов дети нередко получали имена по названиям племен, в которых они находились на воспитании19Невская В. П. Социально-экономическое развитие Карачая в XIX в. (дореформенный период). черкесск, 1960. С. 94.. Видимо, подобная практика имела место и среди карачаевцев. В частности, в документальных материалах XIX века упоминается князь Апсуа Крым-Шамхалов20Волкова Н. Г. Этнокультурные контакты народов горного Кавказа в общественном быту XIX – начала ХХ в. // Кавказский этнографический сборник. М., 1989. Вып. 9. С. 186., имя которого в переводе с абхазского языка означает «абхаз».

Родственные взаимоотношения карачаевских, абхазских и сванских аристократов способствовали тому, что они со своими подвластными могли выступать против общих политических противников. об одном из подобных выступлений сообщал в 1803 году имеретинский царь Соломон. он писал: правитель Мегрелии Григорий Дадиани «…отложился от меня и соединился с безжалостными Абхазцами, Сванами, Джихами и Аланами»21Акты, собранные кавказской археографической комиссией. тифлис, 1868. т. 2. С. 340.. Здесь под аланами подразумеваются карачаевцы, которых так называют грузины-мегрелы22Тебуев Р. С., Хатуев Р. т. очерки истории карачаево-балкарцев. М. – Ставрополь, 2002. С. 44..

Примеры совместных вооруженных выступлений абхазов и карачаевцев против врагов содержит и абхазский фольклор. так, в песне «о храбром Манче и красавице Мадине» повествуется о том, что знаменитый абхазский воин Манча женился на прославленной красавице Мадине из рода Баалоу, жившей возле Цебельды. через два дня после свадьбы молодожена вызвал к себе правитель Абхазии с поручением возглавить войско для отпора напавшему на страну врага. Манча возглавил абхазское ополчение и во время битвы, в которой проявил себя выдающимся героем, получив семь ран, скончался. овдовевшая Мадина в мужской одежде прибыла к месту следующей битвы верхом на коне, приняла в ней участие, и благодаря ее беззаветной отваге абхазы одержали в победу23Антология абхазской поэзии. М., 1958. С. 46–60.. К сожалению, в самом тексте песни не говорится о том, что Мадина по происхождению была карачаевкой, но современный абхазский этнограф Г. В. Смыр в устной беседе сообщал нам, что это объясняется следующим: песня была опубликована в сборнике 1958 году, т. е. всего лишь через год после возвращения карачаевцев на историческую родину после ссылки в Среднюю Азию и Казахстан. Материал же для сборника готовился в период, когда карачаевцы были еще в ссылке и всякое упоминание о них в литературе, а тем более с положительной характеристикой, запрещалось. Вместе с тем упоминание в песне, что Мадина жила около Цебельды, позволяет согласиться с предположением о ее карачаевском происхождении.

Довольно интенсивными были и миграции части населения из Карачая в Цебельду и наоборот. Например, абхазскими по происхождению в Карачае считаются фамилии Берекетовых, Хапчаевых, Маршановых, Козбаевых, Калмыковых (в 1869 году в одном из документов упоминается цебельдинец Сеид Калмыков, живший «с малолетства в Карачае»)24Баразбиев М. И. Указ. соч. С. 87. и др.

В то же время происходили не просто единичные случаи переселений отдельных людей или семей, но и массовые миграции целых групп населения. В начале 30-х годов XIX века карачаевцы оказались в весьма непростой политической ситуации. Российское командование на Кавказской линии постоянно обвиняло их в несоблюдении условий присяги на верноподданство, принятой в 1828 году. Карачаевцам вменяли в вину то, что они пропускают через свою территорию отряды горцев, нападающих на российские укрепленные пункты и поселения, а также сами участвуют в антироссийских военных акциях. В 1832–1834 годах представители российского командования установили экономическую блокаду Карачая, не пропуская его жителей по торговым надобностям в контролируемые войсками районы и препятствуя свободному выпасу карачаевского скота в предгорных и равнинных местах. В результате этих мероприятий скотоводческое хозяйство карачаевцев, составлявшее основу жизнеобеспечения народа, оказалось в значительной степени подорванным. Кроме того, к последствиям блокады добавились капризы природы. В эти же годы по всей Кавказской области был неурожай зерновых культур. Ситуация в Карачае была довольно сложной. Российские военные проводили массовый отгон карачаевского скота. только в начале 1834 года российским отрядом у карачаевцев было конфисковано 10 тыс. овец. Зерновые культуры дважды (в 1832 и 1833 годах) погибли из-за ранних заморозков. Население столкнулось с угрозой голода25Бегеулов Р. М. Карачай в Кавказской войне XIX в. черкесск, 2002. С. 119–120....

Переговоры карачаевских представителей с генерал-лейтенантом Вельяминовым в Ставрополе ни к чему не привели. В этих условиях среди карачаевского населения появилось стремление к переселению. Как сообщал в 1834 году Вельяминову командовавший Кабардинской линией полковник Пирятинский, «…карачаевский народ с 25 числа сего месяца (мая. – М. Б. и Р. Б.) начал переселяться на вершину реки Большой Зеленчук к урочищу, называемому Дал и прилегающему к медиветовскому народу (медовеевцам. – М. Б. и Р. Б.). черный карачаевский народ долго противился на переселение, но убежденьями и принуждением старшин (князей. – М. Б. и Р. Б.) карачаевских склонен…»26РГВИА (Рос. гос. военно-исторический архив). Ф. 13454. оп. 2. Д. 101. Л. 1..

таким образом, оказавшись в довольно сложной политической и экономической ситуации, карачаевцы, пользуясь добрососедскими отношениями с цебельдинцами, были готовы переселиться в Абхазию. однако до массовой миграции дело не дошло. В сентябре 1834 года очередные переговоры представителей карачаевской политической элиты и российского командования увенчались успехом и новой присягой на верность государю императору. обстановка вокруг Карачая несколько стабилизировалась. В итоге, к сожалению, нам не удалось пока выяснить, произошла ли миграция части карачаевского населения в Дал. Возможно, что она все-таки имела место летом 1834 года, но о дальнейшей судьбе мигрантов ничего не известно.

Кстати, это была не первая и не последняя попытка части карачаевцев уйти в Закавказье. Еще в 1788 году в послании карачаевцев к генералу текелли отмечалось, что, если не прекратятся притеснения карачаевского населения со стороны российского командования и покровительствуемых им кабардинцев, таковое будет вынуждено «перекочевать за горы»27там же. Ф. 52. оп. 1/194. Д. 481. Л. 44.. Как представляется, в этом случае карачаевцы также намеревались при складывании критической ситуации уйти именно в ущелье Ацгары.

Позднее, после поражения антироссийского восстания в Карачае в 1855 году, часть карачаевских семей также оказалась в Абхазии. Прежде всего, в Цебельду вместе с членами семьи бежал один из организаторов и предводителей восстания Магомед Хубиев (Къадох улу), «уведя с собою до двадцати семейств черного народа»28ГАКК. Ф. 774. оп. 1. Д. 356. Л. 6.. Правда, сам Хубиев впоследствии, отбыв ссылку, был амнистирован российскими властями и получил возможность вернуться в 1868 году на родину. Судьба же ушедших вместе с ним карачаевских семей также неизвестна. Скорее всего, вместе с частью абхазов они эмигрировали в османскую империю, где вскоре ассимилировались.

Современный абхазский исследователь о. В. Маан предполагает, что абхазские фамилии Качарава, а также Карчава (Карчаа) являются по своему происхождению карачаевскими29Маан о. В. Указ. соч. С. 387.. В 1874 году карачаевские старожилы свидетельствовали о том, что предки абхазского дворянина Идриса Акарач, проживавшего в «Пицундском попечительстве» происходили из рода карачаевцев Адурхаевых30ЦГА РСо – А (Центр. гос. арх. Республики Северная осетия – Алания). Ф. 262. оп. 1. Д. 12. Л. 83.. В это же время в абхазском селении Джигерды проживали и потомки карачаевских фамилий Дудовых и Наурузовых. Причем братьев Махмуда и Ибрагима Наурузовых от переселившегося в Абхазию предка Бектемира отделяло четыре поколения31там же. Л. 79–81..

Миграционные волны затрагивали и цебельдинцев, переселявшихся в Карачай, на северные склоны Кавказского хребта. Довольно большая группа переселенцев из Цебельды попыталась обосноваться в Карачае в 1837 году. Карачаевский пристав С. Атарщиков в мае этого года докладывал в вышестоящую инстанцию, что «цебельдинский владелец Шабат был выдан родственниками русскому начальству. А оставшиеся его подданные до 80 семейств приходили к Сусранову (представитель рода Крымшамхаловых. – М. Б. и Р. Б.) и просили его защиты и дозволения переселиться в Карачай. о чем он, не доведя до сведения моего, дозволил им переходить с тем намерением, чтобы ими подкрепить свои силы в народе»32РГВИА. Ф. 14719. оп. 3. Д. 168. Л. 44-об..

Через год состоялось еще одно переселение части цебельдинцев. Ряд князей Маршания были недовольны установлением и усилением в Абхазии российской власти, часто выступая против нее и с оружием в руках. В 1838 году цебельдинские князья – братья Кадырбей, Асланбек и Мисост Маршания – «со всеми крепостными людьми своими и стадами бежали из Цебельды за Кавказский хребет и поселились в верховьях реки теберды»33там же. Ф. 13454. оп. 6. Д. 411. Л. 3.. Дочь Кадырбея Маршания была замужем за карачаевским князем Идрисом Карабашевым, проживавшем в Дуутском ущелье и имевшем земельные наделы в урочище Агур на небольшой речке (левый приток теберды) с одноименным названием. Используя родственные связи с Карабашевыми, Кадырбей, его родственники и подвластные поселились на Агуре. Селение сперва было небольшим – около 15 саклей. Позднее, в 1841 году, после карательных действий российских войск в ущелье Ацгары, «очистивших» его от абхазского населения, численность жителей селения несколько возросла, пополнившись очередной волной беженцев из Цебельды и составив приблизительно 260 человек (мужчин и женщин)34там же.. В том же 1841 году часть цебельдинцев, вынужденных покинуть родные места, обосновалась на реке Кяфаре в бассейне Большого Зеленчука35РГВИА. Ф. 13454. оп. 6. Д. 460. Л. 9-об..

Население аула Кадырбея Маршания на Агуре имело очень тесные контакты с карачаевцами, особенно с жителями селений Дуут и Джазлык. Первоначально им удалось получить прощение от российского командования, и цебельдинцам было позволено проживать в верховьях теберды. однако в августе 1855 года тебердинские цебельдинцы и сам Кадырбей Маршания приняли активное участие в антироссийском восстании, поднятом карачаевцами. К тому же одним из лидеров восставших был зять Кадырбея Идрис Карабашев. После подавления восстания Кадырбей Маршания с подвластным населением, опасаясь карательных акций со стороны российских военных, вместе с кадием Карачая Магометом Хубиевым и частью карачаевцев вновь ушел в Цебельду. Его аул в теберде был полностью уничтожен российскими войсками, вообще запретившими кому бы то ни было из представителей горского населения селиться на левом берегу этой реки.

Бурные военно-политические события 50–70-х годов XIX века в Абхазии способствовали активизации переселенческого процесса в османскую империю, куда эмигрировало большинство абхазов-цебельдинцев. оставшаяся небольшая часть была окончательно переселена российскими властями из высокогорных районов поближе к черноморскому побережью. В результате этих событий межэтнические контакты карачаевцев и цебельдинцев несколько ослабли. В дальнейшем под воздействием различных факторов экономического и политического свойства этнокультурные контакты на всей территории Кавказа подверглись значительной трансформации. Но не изменилось взаимоуважение карачаевцев и абхазцев, подкрепленное помощью, оказанной Абхазии народами Карачаево-черкесии в трудные 1990-е годы. Это чувство взаимоуважения и можно считать главным историческим наследием, оставленным сегодняшним поколениям нашими предками.


Примечания.
1 [↑ назад]Текеев К. М. Карачаевцы и балкарцы: традиционная система жизнеобеспечения. М., 1989. С. 111.
2 [↑ назад]Инал-Ипа Ш. Д. Абхазы (историко-этнографические очерки). Сухуми, 1965. С. 277.
3 [↑ назад]Клапрот Г.-ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807– 1808 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. Нальчик, 1974. С. 251, 252.
4 [↑ назад]там же. С. 252.
5 [↑ назад]Инал-Ипа Ш. Д. Указ. соч. С. 207, 208.
6 [↑ назад]Баразбиев М. И. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII – начале XX в. Нальчик, 2000. С. 14.
7 [↑ назад]Тхайцуков М. С. очерки истории абазин конца XVIII–XIX в. (этнокультурные связи с народами Северо-Западного Кавказа). Сухум, 1992. С. 48.
8 [↑ назад]Текеев К. М. Указ. соч. С. 35.
9 [↑ назад]там же. С. 36, 37.
10 [↑ назад]Инал-Ипа Ш. Д. Указ. соч. С. 208.
11 [↑ назад]там же. С. 277.
12 [↑ назад]Маан о. В. Абжуа: историко-этнологические очерки очамчирского района Абхазии. Сухум, 2006. С. 261.
13 [↑ назад]Татырба А. Источники распространения ислама в Абхазии [Электронный ресурс]. URL: http://apsnyteka.narod2.ru/t/istochniki_rasprostraneniya_islama_v_abhazii/ index.html.
14 [↑ назад]ГАКК (Гос. арх. Краснодарского края). Ф. 260. оп. 1. Д. 749. Л. 265.
15 [↑ назад]Торнау Ф. Ф. Секретная миссия в черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. торнау: воспоминания и док. Нальчик, 1999. С. 483.
16 [↑ назад]Баразбиев М. И. Указ. соч. С. 61.
17 [↑ назад]Дворянские роды Российской империи. М., 1998. т. 4. С. 88–92.
18 [↑ назад]Санкт-Петербургский филиал арх. РАН. Ф. 103. оп. 1. Д. 330. Л. 45-об.
19 [↑ назад]Невская В. П. Социально-экономическое развитие Карачая в XIX в. (дореформенный период). черкесск, 1960. С. 94.
20 [↑ назад]Волкова Н. Г. Этнокультурные контакты народов горного Кавказа в общественном быту XIX – начала ХХ в. // Кавказский этнографический сборник. М., 1989. Вып. 9. С. 186.
21 [↑ назад]Акты, собранные кавказской археографической комиссией. тифлис, 1868. т. 2. С. 340.
22 [↑ назад]Тебуев Р. С., Хатуев Р. т. очерки истории карачаево-балкарцев. М. – Ставрополь, 2002. С. 44.
23 [↑ назад]Антология абхазской поэзии. М., 1958. С. 46–60.
24 [↑ назад]Баразбиев М. И. Указ. соч. С. 87.
25 [↑ назад]Бегеулов Р. М. Карачай в Кавказской войне XIX в. черкесск, 2002. С. 119–120.
26 [↑ назад]РГВИА (Рос. гос. военно-исторический архив). Ф. 13454. оп. 2. Д. 101. Л. 1.
27 [↑ назад]там же. Ф. 52. оп. 1/194. Д. 481. Л. 44.
28 [↑ назад]ГАКК. Ф. 774. оп. 1. Д. 356. Л. 6.
29 [↑ назад]Маан о. В. Указ. соч. С. 387.
30 [↑ назад]ЦГА РСо – А (Центр. гос. арх. Республики Северная осетия – Алания). Ф. 262. оп. 1. Д. 12. Л. 83.
31 [↑ назад]там же. Л. 79–81.
32 [↑ назад]РГВИА. Ф. 14719. оп. 3. Д. 168. Л. 44-об.
33 [↑ назад]там же. Ф. 13454. оп. 6. Д. 411. Л. 3.
34 [↑ назад]там же.
35 [↑ назад]РГВИА. Ф. 13454. оп. 6. Д. 460. Л. 9-об.
Категория: Баразбиев М.И. | Добавил: drxblack (02.03.2015) | Автор: М. И. Баразбиев, Р. М. Бегеулов | Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/etnokulturnye-vzaimosvyazi-karachaevtsev-i-abhazov-v-dosovetskiy-period

Всего комментариев: 0
avatar