Четверг, 21.09.2017, 22:34

Карачаевцы и балкарцы

Акъыллыгъа бир айт, телиге минг айт.
Меню сайта
Категории раздела
Полезные ссылки
  • Архыз 24Круглосуточный информационный телеканал
  • ЭльбрусоидФонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи
  • КъарачайСайт республиканской газеты «Карачай»
  • ILMU.SU Об аланах, скифах и иных древних народах, оказавших влияние на этногенез народов Северного Кавказа
Последние комментарии
04.05.2017 | 22:28 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Къур-къур оюнлу- перевод
17.11.2016 | 20:02 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
жаль,что нет подобного материала, я уверен можно побольше инфы на эту тему сау бол ишигден къууан.
17.11.2016 | 19:59 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
Оригинал договора 1827 года или копию где найти?
15.10.2016 | 18:05 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Олово- къоргъашын,
отдых- солуулукъ
трусы- ич кёнчек ))
улыбка- ышаргъан
15.10.2016 | 17:51 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Можжевельник- джабышмакъ терек
02.09.2016 | 23:43 | Из истории грузино-балкарских отношений
Содержательная и умная статья. Очень перспективное для исследователей направление
22.05.2015 | 15:20 | Восстание горцев Верхней Кубани осенью 1920г.
Это обязаны знать все.
24.02.2015 | 09:57 | Татаркъан
Вам нужна в бумажном варианте? В электронном варианте могу скинуть Вам))

Статьи

Главная » Статьи » Культура » Литература

СУДЬБА САФАРАЛИ УРУСБИЕВА И ЧЕХОВЫ

СУДЬБА САФАРАЛИ УРУСБИЕВА И ЧЕХОВЫ

 

Т.Ш. Биттирова

(Кабардино-Балкарский государственный университет)

 

Первый исследователь карачаево-балкарского нартского эпоса, старший сын балкарского просветителя Исмаила Мирзакуловича Урус- биева - Сафарали родился в 1858 году. По окончании начальной школы в родовом поселке Урусбиево (ныне - Верхний Баксан) он поступает во Владикавказское реальное училище. Осталось свидетельство о встрече английского путешественника Грове с Сафарали-реалистом в 1874 году: «Мальчик этот воспитывался в русской школе, впоследствии чего весьма естественно старался подражать одежде и обычаям победителей, хотя в нем и сохранились некоторые лучшие черты национального характера, и таким образом он был очарованным представителем Урусбиевых, самых образованных и приветливых из жителей Северо-Западного Кавказа» (1).

 

К окончанию реального училища Сафарали Урусбиев подготовил к печати «Сказания о нартских богатырях у татар-горцев Пятигорского округа Терской области». Это была по тем временам сложная задача даже для специалиста, но Сафарали Урусбиев блестяще справился с ней. О том, насколько серьезно относился Сафарали к публикациям фольклора, неоднократно упоминается в литературных источниках того времени. Так, на творческие замыслы Сафарали указывает сообщение П. Острякова в «Вестнике Европы»: «Им (Сафарали, и его брату Наурузу - Т. Б.) дороги памятники родной поэзии, и они с прискорбием боятся, что не найдется человека, который бы хотя бы в русском переводе сохранил заветные песни. Желание их и любовь доходят до того, что оба брата на перерыв предлагали мне быть переводчиком и комментатором...» (2). Нартские сказания были опубликованы в первом номере “Сборника материалов по описанию местностей и племен Кавказа”, учрежденном в 1881 году известным кавказским ориенталистом Л. Лопатинским. Из множества вариантов С.Урусбиев выбирает именно те, которые объединены вокруг нарта Ерюзмека, и при этом старается не нарушать, по замечанию самого С. Урусбиева, “внутренней связи между ними, как частями одной эпической поэмы”. Нартские легенды об Ерюзмеке, Шауайе, Рачи- кау и Сосруке связаны своей мифологической и архаичной основой, общими героями и сюжетными линиями. Публикацию нартских сказаний С.Урусбиев предварил большим предисловием, в котором дается общая характеристика нартскому эпосу. Он вводит читателя в мир культуры карачаевцев и балкарцев, знакомит его с характером бытования нартиа- ды, ареалом ее распространения, основными персонажами, манерой исполнения и музыкального сопровождения... Публикация С. Урусбиева положила начало интенсивному исследованию как нартского эпоса, так и других жанров карачаево-балкарского фольклора.

 

Сафарали Урусбиев в 80-х годах 19 века учится в Петровско- Разумовской сельскохозяйственной академии, на отделении, где готовили ученых-лесоводов. Будучи студентом академии, Сафарали продолжает интересоваться состоянием и развитием культуры своего народа. Он собирает фольклор, занимается также составлением грамматики, для чего «применяет русскую азбуку к выражению его звуков». Об этом сообщают В. Миллер и М. Ковалевский после своего первого путешествия по Северной Осетии и Балкарии в 1883 году. В том году Сафарали оказал большую помощь ученым не только как проводник и переводчик, но непосредственно и в сборе полевого материала. «Имея по всем аулам родственников, аталыков и кунаков, Сафарали мог открыть нам самый широкий доступ к горскому гостеприимству», - писали исследователи Кавказа, оставившие нам любопытную характеристику взаимоотношений Сафарали и его земляков: «Женщин гораздо больше, чем мужчин, огорчал европейский костюм Сафара и его отпущенные волосы. В оправдание себе он должен был прибегать к довольно неправдоподобному объяснению, что в Москве так холодно, что нельзя ходить бритым. Одна из кузин заметила о нем с иронией: «Ведь вот русский, а недурно говорит по- горски» (3).

 

После окончания академии и занятий по практическому садоводству в Крыму в 1887 году Сафарали был направлен для работы лесничим в слободу Воздвиженская Грозненского округа. Однако через три года заканчивается блестящая карьера молодого горца у себя на родине, где он так и не смог реализовать все свои творческие замыслы и осуществить мечту по просвещению и развитию культуры своих соплеменников. По независящим от него обстоятельствам Сафарали был вовлечен в семейные передряги, в результате которых он привлекался к ответственности. Но что послужило причиной тому, что в 1890 году, «причисленный к корпусу лесничих, губернский секретарь Урусбиев» был назначен на должность лесничего 2-го ветлужского лесничества Костромской губернии. Через год был переведен в Угличское лесничество Ярославской губернии. По утверждению некоторых исследователей, царская администрация «пожизненно сослала инакомыслящего горца» на север страны (4). Каковы были истинные причины для этого, до сих пор до конца неясно. В дальнейшем его судьба была связана с российским Севером. Такова краткая биография первого исследователя и публикатора карачаево- балкарского нартского эпоса Сафарали Исмаиловича Урусбиева.

 

По выявленным на сегодняшний день документам трудно составить однозначное мнение о том, за что и на какой срок был сослан Сафарали на Север. Анализ обнаруженных документов дает основание и для такого вопроса: а был ли Сафарали сослан вообще? Ибо при этом он, как ссыльный, не был ущемлен в правах: неоднократно избирался в органы земской управы, не был лишен никаких привилегий, в 1907 году даже был награжден орденом св. Станислава 3-й степени. Вот, что писала «Угличская мысль», освещая работу экстренного заседания земского собрания: «...на собрание прибыли угличский городской голова В. И. Каменев и представитель государственных имуществ С. И. Урусбиев» (5). В газетных публикациях и официальных документах его имя всегда предваряется титулом князя. К 1915 году Сафарали Урусбиев имел чин надворного советника.

 

Хотя современными карачаево-балкарскими исследователями практически ничего не выявлено о времени проживания Сафарали Урусбиева в российской глубинке, его судьба привлекала пристальное внимание окружающих и даже оставила заметный след в русской литературе начала XX века. Брат А. П.Чехова Михаил несколько раз обращался к драматическим жизненным обстоятельствам, вынудившим С. Урусбиева жить вдалеке от родины. Он писал о своих встречах с Сафарали сначала в периодической печати, затем переработал свои очерки в рассказ “Преступник”, где писатель сопереживает несправедливо осужденному горцу.

 

Они познакомились в 1894 году, когда М.Чехов был переведен по службе в Углич. К этому времени в Угличе сформировался культурнопросветительский кружок, объединивший небольшую группу угличских интеллигентов, среди которых выделялись JI. Ф. Соловьев, Н. Д. Евреинов, П. А. Критский. Как писал впоследствии сын Михаила Чехова Сергей, угличские интеллигенты «дружно взялись за организацию культурнопросветительского кружка, целью которого была народная грамотность, народное просвещение. Как только Михаил Павлович обосновался в новом для него городе, он тотчас же включился в работу этого кружка и вскоре стал одним из активных его членов. Деятельно участвовали в работе кружка также инженер городского училища Иванов, врач А. Протопопов с женой, лесничий С. Урусбиев, учитель Розин и др...» (6).

 

В другом месте своих воспоминаний С.М Чехов более подробно пишет о Сафарали и его встречах с отцом: «Был у Михаила Павловича в Угличе и другой знакомый - балкарец Сафар Измаилович Урусбиев. Это был несчастный человек, оторванный властями от своих любимых кавказских гор, от семьи и сосланный в Углич навсегда, пожизненно. Семь лет спустя Михаил Павлович описал Сафара Урусбиева в своем рассказе «Преступник». Иногда Сафар Урусбиев навзрыд рыдал от тоски по родине. Он служил угличским лесничим. Михаил Павлович сдружился с ним, это был интереснейший собеседник».

 

О своих встречах с Сафарали М. Чехов пишет в губернской газете “Угличские вести”.

 

В другой раз о Сафарали Урусбиеве М. Чехов писал в своей статье «Непочатый угол», где касался вопроса рационального использования казенных лесов и о хищническом истреблении лесов кулаками и браконьерами:

 

«...А знает из кого состоит местный лесной персонал? Из одного только лесничего (с высшим образованием) сразу на два уезда, редко на один, из подручных ему лесников и объездчиков - простых мужиков. - Ну и что я могу сделать? - жаловался мне лесничий.

 

- Ни средств, ни людей! Только и знаешь, что охрану лесов на корню да продажу делянок с торгов. Согласитесь, что для этого не стоило бы вовсе и институт кончать. Вот если бы лесопилки, смолокурение, гонка дѐгтя, перегонка дерева - тогда совсем пошла бы музыка не та! А теперь только и остается одно удовольствие - это посадки.

 

Лесничий занимался охраной леса да посадками, а тем временем недалеко от казенного леса местный кулачок поставил паровую лесопилку и пилил тот самый лес, который покупали крестьяне у казны с торгов в полицейском управлении» (7).

 

Этот очерк был напечатан в газете в апреле 1901 г. В конце года М. Чехов вновь пишет о Сафарали, но уже в газете «Новое время». М. П. Чехов и на этот раз рассказывает о проблемах сохранения и промышленного освоения лесов в России и о заботах молодого лесовода. По всей вероятности, именно данный очерк послужил М. Чехову импульсом для написания в последующем рассказа «Преступник», так как здесь уже даются некоторые сведения о его судьбе. Сама публикация завершается символически: «Бедняга, - подумал я про него, глядя на кладбище, - где- то тебя похоронят».

 

Михаил Чехов активно включился в работу кружка интеллигентов. По воспоминаниям сына М.Чехова - Сергея, Михаил очень сопереживал Сафарали и неоднократно рассказывал в кругу семьи его полную трагических обстоятельств историю: “Антон Павлович с живым участием слушал повесть своего брата Михаила об этом балкарце и его неудав- шейся жизни. Это он, Антон Павлович, посоветовал брату написать рассказ». В рассказе «Преступник» Михаил Чехов излагает со слов Сафарали драматическую историю из жизни его семьи, которая послужила тому, что он навсегда был оторван от родных очагов. Судя по рассказу М. Чехова, Сафарали взял на себя убийство, совершенное дядей, и был вынужден покинуть родину. Этот сюжет противоречит обнаруженным нами документам, согласно которых, в конце 80-годов 19 века в родовом поселке Урусбиевых разыгралась трагедия, в которую оказались вовлеченными сам Исмаил Мырзакулович Урусбиев и его ближайшие родственники. Младший брат Исмаила - Магомет (в народе его называли - Махай) отличался от всей семьи своим бурным нравом, пренебрежением к вековым устоям, водил дружбу с теми, кто участвовал в набегах. Последствия одного такого набега оказались для него роковыми - он был убит урусбиевцами, уставшими от его произвола. Были осуждены на различные сроки несколько человек во главе с Амушем Тиловым (8). Сам Исмаил до суда не дожил - умер от сердечного приступа. Видимо, эти события каким-то образом сказались и на молодом Сафарали, в то время служащем лесничим в Грозненском округа.

 

К сожалению, наши сведения о последних годах жизни Сафарали Урусбиева очень скудны, неизвестно даже точной даты его смерти. Последнее известие о Сафарали Урусбиеве содержится в очерке В. В. Ду- бянского «К портрету князя Н. И. Урусбиева», написанном в 1917 году. В нем вскользь упоминается, что брат Науруза «служит по корпусу лесничих в министерстве земледелия и государственных имуществ».

 

Творчество и общественная деятельность С. Урусбиева находятся у истоков просветительского движения балкарцев и карачаевцев. Он был первым во многих областях развития духовной культуры народа во второй половине 19 века. Незаурядная личность Сафарали Урусбиева заинтересовала братьев Чеховых и М.П. Чехов посвятил ему несколько очерков и рассказ «Преступник».

 

Литература:

 

1. Грове. Холодный Кавказ. СПб., издательство журнала «Природа и люди», 1879. Т. VI.

 

2. Остряков П. Народная литература кабардинцев и ее образцы. // Вестник Европы. Кн. 8, 1879, 701 с.

 

3. Иванюков Н. И., Ковалевский М.М. У подошвы Эльбруса. // Вестник Европы. Кн. 1. СПб., 1886. 94 с.

 

4. «Кабардино-Балкарская правда» от 9 июня 1981 г.

 

5. 22 мая 1912 года, № 26.

 

6. С.М. Чехов. О семье Чеховых. Ярославль, 1970.

 

7. «Новое время», 1901. № 9388 от 23 апреля.

 

8. ЦГАКБР. Ф. 22, оп.1, д. 1874

 

 

 

ВЕСТНИК Карачаево-Черкесского государственного Университета  им.  У.Д. Алиева, №29/2011 г. C. 128-133

Категория: Литература | Добавил: moonbloke (15.04.2016) | Автор: Т.Ш. Биттирова
Просмотров: 243

Всего комментариев: 0
avatar