Среда, 22.11.2017, 00:34

Карачаевцы и балкарцы

Ишни аманы джокъ.
Меню сайта
Категории раздела
Полезные ссылки
  • Архыз 24Круглосуточный информационный телеканал
  • ЭльбрусоидФонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи
  • КъарачайСайт республиканской газеты «Карачай»
  • ILMU.SU Об аланах, скифах и иных древних народах, оказавших влияние на этногенез народов Северного Кавказа
Последние комментарии
26.10.2017 | 19:19 | «Мы пришли из Маджар»: факт или вымысел?
Кесинг англадынгмы не дегенинги къатышдырдынг болгъанны
13.10.2017 | 02:32 | Кабардинские и балкарские фамилии грузинского происхождения
Автор, вы хотя бы понимаете что пишете?
04.05.2017 | 22:28 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Къур-къур оюнлу- перевод
17.11.2016 | 20:02 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
жаль,что нет подобного материала, я уверен можно побольше инфы на эту тему сау бол ишигден къууан.
17.11.2016 | 19:59 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
Оригинал договора 1827 года или копию где найти?
15.10.2016 | 18:05 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Олово- къоргъашын,
отдых- солуулукъ
трусы- ич кёнчек ))
улыбка- ышаргъан
15.10.2016 | 17:51 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Можжевельник- джабышмакъ терек
02.09.2016 | 23:43 | Из истории грузино-балкарских отношений
Содержательная и умная статья. Очень перспективное для исследователей направление

Статьи

Главная » Статьи » Карачаево-Балкарский язык » Прочее

Творчество Ислама Крымшамхалова и проблемы атрибуции художественного текста
Т.Ш.Биттирова

В статье, посвященной столетию со дня смерти карачаево-балкарского поэта, художника, просветителя и общественного деятеля Ислама Пашаевича Крымшамхалова, анализируются основные мотивы его поэзии и публицистики. В ней выделяется ряд актуальных проблем, связанных с сохранением творческого наследия классиков национальной литературы.

Современники и друзья Ислама Крымшамхалова не успели написать ни воспоминаний, ни статей о значении его многогранного творчества. Остались только некролог и эссе, написанные сразу после смерти Мисостом Абаевым, его другом и сподвижником, первым карачаево-балкарским историком. Так получилось, что за ранней его смертью последовали такие события, что писать о деятельности князя Крымшамхалова долгие десятилетия никто не решался. Только врач Асхат Биджиев, живя в Москве, в 1926 году включил в свой учебник одну из множества басен Ислама. Но и одной этой публикации было достаточно, чтобы карачаево-балкарский читатель 20-30-х годов смог понять глубину его таланта. Понять и сохранить в устной памяти ставшие популярными его поучительные басни. К сожалению, таково свойство человеческой памяти, многое забывается или искажается, что не дает возможности восстановить творчество поэта в полном объеме. Подобное произошло и с поэтическим наследием Ислама Крымшамхалова, ярчайшего поэта, художника, известного общественного деятеля. Только в 80-е годы ХХ века молодой исследовательнице З.Б. Хабичевой-Боташевой удалось проследить творческий путь и судьбу Ислама, опираясь на воспоминания и документы, сохраненные у потомков друзей и родственников поэта7Хабичева-Боташева З.Б. Озарение души. Черкесск, 1985..

Крымшамхалов Ислам Пашаевич (1864, с. Карт-Джурт, КЧР – 1910, Крым, г. Ялта) – карачаево-балкарский просветитель, сын старшины аула Карт-Джурт в Большом Карачае. Его предки – влиятельные князья Карачая были широко известны на Северном Кавказе. Прадед просветителя – Ислам, живший в первой половине XIX века, был уолием - верховным князем Карачая в драматический период присоединения Карачая к России. Он известен тем, что остановил кровопролитное сражение около аула Хасаука в 1828 году между войсками генерала Эмануэля и карачаевцами, отстаивавшими свою независимость. И до уолия Ислама и после предки Ислама Крымшамхалова были самыми влиятельными князьями Карачая, оказывали большое влияние на жизнь не только карачаевских, но и балкарских обществ. Тем более что они все были связаны кровным родством с балкарскими князьями.

Не был исключением и Ислам Крымшамхалов. Он - племянник известного на Кавказе общественного деятеля Исмаила Мирзакуловича Урусбиева. После ранней смерти сестры Исмаил взял Ислама на воспитание в свою семью. Благородство обитателей урусбиевского дома, атмосфера неподдельного интереса к духовному наследию народа, его культуре, истории, литературе оказывали влияние на всех, кто входил в "орбиту" этого славившегося своим гостеприимством дома. В условиях трудного горского быта И. Урусбиев дал возможность сыновьям и племянникам получить хорошее домашнее образование, сумел заложить в них потребность самоусовершенствования, постижения наук. Вместе с двоюродными братьями Сафарали и Наурузом Ислама обучали арабскому письму, знанию основ Корана, русскому языку. В 1877 г. родственники отдали Ислама в Ставропольскую гимназию. Надо отметить, что Ставропольская гимназия была одной из лучших в России, и она оставила большой след в развитии культуры народов Северного Кавказа и всего Юга России. К концу 19 века в ней обучалось до 800 учеников. «Из числа воспитанников гимназии вышли видные для того времени общественные, политические деятели и ученые: Г.А. Лопатин - впоследствии социалист, ученик И.Г. Чернышевского, друг Маркса; Коста Хетагуров – выдающийся осетинский поэт; Е.Д. Фелицын – знаток истории Кавказа; исследователь его природы И.Я. Динник и др.» 1Алексеевцев Г.И. Из истории Ставропольской краевой библиотеки / Материалы по изучению Ставропольского края. Ставрополь, 1964. 322 с..

Здесь он проучился два года и в 1880 году поступил на службу в Конвой Его императорского Величества Александра III в Петербурге. К этому времени он знал русский язык, историю и культуру России, был знаком со многими русскими учеными и общественными деятелями, посещавшими Карачай и Балкарию. Эти знакомства были продолжены в 1880-1884 годах, в период его нахождения в столице.

В годы службы в Конвое он пишет стихи, рассказы, очерки как на русском, так и на родном языке. В 1905 году некоторое время жил в Москве. Исследовательница творчества И. Крымшамхалова Е. Польская отмечает, что в 1905 году И. Крымшамхалов “в студенческой аудитории Москвы гневно выступил против царского самодержавия в отношении к народам Кавказа"5Польская Е. Поэт, художник, просветитель // Молодой ленинец. Ставрополь, 1964, №11..

В 80-е годы, в период прохождения службы в Конвое, И. Крымшамхалов тесно сблизился с художниками-передвижниками, подружился с будущим председателем товарищества художников-передвижников Н.А. Ярошенко, который стал потом на Кавказе частым гостем Ислама Крымшамхалова и его родственников Урусбиевых. В 1885 году Ярошенко поселился в Кисловодске, и его усадьба стала своеобразным домом творчества для многих представителей интеллигенции России и Северного Кавказа. Здесь устраивались литературные и музыкальные вечера. Приезжавшие на отдых и лечение поэты, художники, композиторы посещали гостеприимную усадьбу Ярошенко. Среди его гостей были Ф. Шаляпин, Л. Собинов, С. Рахманинов, С. Танеев, И. Репин, А. Куинджи, Г. Успенский, М. Павлов, Д. Менделеев и многие другие представители русской интеллигенции конца XIX века.

Ислам Крымшамхалов учился мастерству у своих друзей - художниковпередвижников. Возможно, влиянием Ярошенко объясняется неизменный интерес И. Крымшамхалова к небольшим психологическим этюдам. Им написаны прекрасные картины - психологические портреты "Мать и малыш", "Мальчик-карачаевец", "Портрет молодой женщины", "Старик-карачаевец", "Ярошенко на этюдах" и др. И. Крымшамхалов – мастер пейзажного рисунка, им созданы величественные картины родной природы. Это "Сосна", " Стоги", "Аманауз", "На опушке леса", "Шайтан кала", "Доммай ёлген", "На верховьях Муху", "Бадукские озера", 'Черное озеро" и др. Большая часть живописного наследия И. Крымшамхалова утеряна.

Благодаря книге профессора физической географии И. В. Мушкетова "Геологический очерк ледниковой области Теберды и Чхалты", которая была иллюстрирована перечисленными рисунками, дошли до наших дней книжные копии картин "Вершина Бель ала кол", "Вершина Доммай елген издали", "Ледник Аманауз", "Вершина ледника Птыш", "Часть Клухорской тропы", "Клухорское озеро"4Мушкетов И.В. Геологический очерк ледниковой области Теберды и Чхалты. С.-Петербург, 1896..

Его талант и мастерство заметили выдающиеся художники-передвижники, для которых картины Ислама, как и К. Хетагурова, были новым явлением в истории культуры России. Он мечтал открыть в Москве персональную выставку своих живописных работ, однако вновь был вынужден покинуть Москву из-за ухудшившегося здоровья. Персональная выставка картин Ислама Крымшамхалова состоялась уже после его смерти, в 1911 году.

В последние годы своей жизни просветитель работал над созданием азбуки карачаево-балкарского языка на латинской основе, "находя, что арабский алфавит трудный и тормозит дело распространения грамотности, но умер, не успев издать своей азбуки"3М.А. (Мисост Абаев). Некролог на смерть И. Крымшамхалова. // Мусульманин. Париж, 1911, № 6-7.. Литературная деятельность И. Крымшамхалова начинается в гимназический период его жизни. В эти годы им было написано большое количество стихотворений и басен. Однако интенсивной литературной деятельностью Ислам Крымшамхалов начал заниматься после возвращения из Петербурга на родину. За короткий срок он написал повесть "Там и здесь". Однако она не была опубликована и считается утерянной. Небольшой рассказ "Карачаевское горе", опубликованный в журнале "Мусульманин", возможно, фрагмент этого произведения, переведенный на русский язык 2Карачаево-балкарские деятели культуры 19 – начала 20 века. Т. 1. Нальчик, 1993. Автор предисловия, очерков о просветителях, составитель Т.Ш. Биттирова..

Остались свидетельства тех, кто читал первую повесть, написанную на карачаево-балкарском языке. На основе их воспоминаний известно содержание произведения: лирический герой повести рассказывает о роскошной жизни в богатых домах Петербурга и затем в виде контраста рисует нищету и обездоленность затерянного в ущельях Кавказа карачаевского аула. В центре повествования - семья бедняков, из последних сил поддерживающих свое существование. Очевидцы свидетельствуют, что чтение повести неизменно вызывало у слушателей живую реакцию. Они комментировали каждый эпизод, давали оценку поступкам героев повести, сопереживали им. В опубликованном фрагменте повести писатель размышляет о сложившейся в горных аулах непростой ситуации, когда интенсивно начали складываться капиталистические отношения после реформы 1868-1869гг., после отмены крепостного права.

Основная идея публицистических статей И. Крымшамхалова (“Из Карачая”, “Письмо в редакцию журнала “Мусульманин”) заключается в призыве к возрождению этического кодекса карачаево-балкарцев - "тау адет", в очищении его от современных, не отвечающих его основному содержанию наслоений. И. Крымшамхалов видит предназначение горской интеллигенции в том, чтобы быть "действительно соединительным звеном современной культурной жизни с жизнью наших, пока еще темных братьев", "стать естественным продолжателем "древа горцев". В представлении И. Крымшамхалова "древо горцев" - это вековые обычаи и традиции, выраженные в “тау адет”. Публицист утверждает, что "тау адет" мог бы быть "истинным украшением европейской цивилизации".

Высокая оценка, данная И. Крымшамхаловым этическому кодексу горцев - "тау адет", характеризует и его самого как человека высокой нравственности и культуры, одновременно являясь ключом ко всему его творчеству. "В душе горца сидит основательно и верно очерченный облик хорошего человека", - пишет просветитель в письме редактору журнала “Мусульманин” М. Хаджетлаше. И. Крымшамхалов замечает и те черты современного ему общества, которые противоречат этому облику. Это незадачливый "оборвышфрант", требующий у замотанной и усталой фельдшерицы средство для того, "чтобы усы держались "так", это и Осман, новый тип хозяина-горца, свободный от привязанности к домашнему хозяйству, помышляющий о легких путях обогащения, что чуждо "тау-адет". Это и обозначенный в басне "Волк и кот" персонаж, алчный и циничный.

В названном письме редактору журнала "Мусульманин" И. Крымшамхалов высказывает смелую для своего времени мысль о том, что, во-первых, культ воспитания заменяет горцам многие социальные институты; во-вторых, что эти тонкие общественные взаимосвязи не лежат на поверхности и потому недоступны "представителям современной цивилизации". А то, что последняя предлагает "новообращенным" народам в виде культурных ценностей, не может быть принято горцами - "одна лишь внешняя, так сказать материальная сторона подобной культуры могла бы заманить к ней, но это не есть главное для горца, и ему нужно еще многое".

В этой публикации И. Крымшамхалов анализирует причины недоверчивого отношения горцев к европейской цивилизации, пытается найти ключ к содержанию понятий "культура", "воспитание", "общечеловеческое". Выявляя общечеловеческую ценность сложившихся веками традиций, предупреждает при этом, что он далек от идеализации горцев. Просветитель предлагает расширить познания других народов о горской морали. Он приветствует появление в "Мусульманине" публикаций об обычаях горцев.

Дошедший до нас образец его сатирической поэзии - басня "Волк и кот" позволяет сделать вывод, что в своем творчестве И. Крымшамхалов был близок традициям карачаево-балкарского устного народного творчества. Он свободно пользуется поэтикой устного народного творчества, его метрикой, тропами. Уверенность письма и легкость стиля басни позволяют сделать вывод, что предположения об авторстве Ислама Крымшамхалова множества басен, дошедших до современного читателя анонимными, имеют веские основания.

Участь художественных произведений и картин И. Крымшамхалова была предрешена еще в 20-е годы, когда большевиками было уничтожено все, что было связано с деятельностью представителей высших сословий горцев. Издавать, переиздавать, собирать, систематизировать их произведения считалось не только не нужным, но и вредным. После установления Советской власти было опубликовано, как было сказано выше, всего лишь одно произведение И. Крымшамхалова - басня "Волк и кот" в книге А. Биджиева "Билим" - "Знание" (1926 г.) и через сорок лет небольшая подборка стихов в "Антологии карачаевской поэзии" (1965 г.). Благодаря книге А. Биджиева басня дошла до наших дней. Его имя один раз было упомянуто в статье И. Тамбиева "Изобразительное искусство горцев Северного Кавказа": "В дореволюционное время мы мало знали горцев-xyдожников. Вернее, знали хорошо, да и то больше как поэта, Коста Хетагурова, очень мало Махарбека Туганова и редко кто знал карачаевца И. Крымшамхалова, рано умершего, одаренного живописца, так же поэта, как Хетагуров"6Тамбиев И. Изобразительное искусство горцев Северного Кавказа // Революция и горец, 1932, № 2-3, 117 с..

Многое из написанного И. Крымшамхаловым утеряно, и на сегодняшний день найдено небольшое количество его публицистических произведений, сохранившихся в дореволюционных периодических изданиях. Стихи и басни И. Крымшамхалова растворились в карачаево-балкарском устном народном творчестве. В карачаево-балкарском фольклоре ряд произведений жанра "тамсил" близок по стилю басням И. Крымшамхалова. Однако пока не проделана работа по их атрибуции, и у нас нет возможности расширить список произведений просветителя. Только семь небольших произведений на родном языке не вызывают сомнений в авторстве.

И. Крымшамхалов известен в Карачае и Балкарии не только как писатель и художник, но и как общественный деятель, интересы которого имели самый широкий диапазон. Крымшамхалов представлял и защищал интересы карачаевского народа в различных общественных организациях и структурах власти. Несколько лет он исполнял обязанности старшины аула Карт-Джурт, откуда был родом, заведовал общественными лесами, был почетным попечителем Тебердинского аульного училища и в 1892 году основал оздоровительный поселок в Теберде. В эти же годы сблизился с Коста Хетагуровым, сосланным из Терской области в Кубанскую. Ислам Крымшамхалов и Коста Хетагуров были знакомы еще со времен учебы в Ставропольской гимназии. Их жизнь тесно переплелась в начале 20 века. Окончательно поселившись в Теберде, И. Крымшамхалов активно трудился на просветительском поприще. Он возглавил просветительское движение в Карачае, много сил, времени, средств отдал открытию начальных училищ в горных аулах.

Вместе с инженером Кондратьевым И. Крымшамхалов добивается открытия училища в Теберде. Он находит поддержку и помощь у таких видных деятелей просвещения Карачая и Балкарии, как Ильяс Байрамуков, Мисост Абаев, Солтан Байчоров, Шогаиб Акбаев, БасиятШаханов, Хызыр Халилов и др.

Со дня основания Тебердинского училища И. Крымшамхалов являлся его почетным блюстителем. По составленным им ходатайствам после его смерти было открыто еще несколько школ в Теберде, в том числе Тебердинское женское дачное училище.

Прогрессивные общественные деятели Карачая и Балкарии конца XIX - начала ХХ века были озабочены поиском путей усовершенствования приходящих в упадок традиционных занятий горцев. Весь пореформенный период, так и не решивший многие жизненно важные проблемы горцев Северного Кавказа, был для общественных деятелей периодом поиска путей для выживания своих народов в новых экономических условиях. Вместе со своими родственниками Урусбиевыми - Хамзатом и Александром, Дадашем Балкароковым И. Крымшамхалов предпринимал неоднократные попытки внедрения новых форм хозяйствования в Карачае и Балкарии.

Ислам Крымшамхалов – выдающийся сын Кавказа, живя на переломе эпох, он, как и его немногочисленные собратья по просветительскому движению, посвятил свою жизнь служению горячо любимому им народу. Ислам был в этом отношении счастливее многих, ибо был наделен от природы большим талантом и мог реализовать свои идеи в различных сферах общественной жизни. В некрологе, написанном Мисостом Абаевым, многое сказано о его жизни и неосуществленных мечтах: «Покойному Ислам-бию Пашаевичу Крымшамхалову от роду было 40 лет. Происходил из карачаевских «биев», родился в ауле Карт-Джюрт Баталпашинского отдела Кубанской области. Как мусульманин он читал Коран и прекрасно знал по-арабски, хотя специального образования не получил и нигде не учился. В возрасте 16-17 лет был взят на службу в Конвой Его Величества в Петербург и, служа в течение 3-х лет, самоучкой выучил русский язык и грамоту, и, кроме того, в нем обнаружился художественный талант. Рисовать он начал также без руководителя. Окончив срок службы и произведенный в офицеры, он возвратился домой, где продолжал самообразование путем усиленного и постоянного чтения и писал картины с натуры. Любил больше философские произведения и был поклонником Л. Толстого. Чуткий по природе человек, он не мог остаться чуждым общественной жизни, тем более в темной своей среде, и в последние 15 лет почти всецело был поглощен общественными делами своего карачаевского народа. Старался об улучшении материального положения населения, ни одно хорошее дело не проходило без его участия. Между прочим, заметив, что страшный бич народа – туберкулез – распространяется и на Кавказе, он наметил чудный уголок с сосновым лесом и минеральными источниками в верховьях р. Теберды (приток Кубани) под ледниками и решил создать там климатическую станцию. Для этого он сам выстроил там дом, переселился нu1090 туда, перенося всякое лишение, ввиду отсутствия населения и т.п. неудобств, и путем рекламирования и пропаганды обратил на это всеобщее внимание, благодаря чему начали возникать дачи, и теперь официально решено там создать курорт. Специалисты это место уже назвали «Кавказский Давос». Но бедняга сам погиб от туберкулеза. Дело в том, что, к несчастью, некоторые известные художники, посещавшие Кавказ, обратили внимание на его художественный талант и лет 14 тому назад уговорили его поехать в Москву и заняться теорией художества. Он отправился и поступил в художественную школу, но в первый же год схватил в Москве и возвратился больным домой, и хотя под влиянием климата и других условий Теберды поражение легкого зарубцевалось, но организм был расслаблен, а натура не давала ему возможность вести спокойную и правильную жизнь, и он преждевременно погиб. Последние два-три года он, между прочим, работал над изобретением азбуки для карачаевского языка, применением латинского алфавита, находя, что арабский алфавит трудный и тормозит дело распространения грамотности, но умер, не успев издать азбуки.

У покойного детей нет; остались жена и братья. Они, оба офицеры, на службе, но один из них приехал с тем, чтобы больше не возвращаться в полк и остаться дома. Мир праху дорогого земляка и единоверца. Да будет твоя смерть примером для нас, жаждущих принести посильную помощь своему народу. Пожелаем, чтобы мечты дорогого покойника осуществлялись в полном объеме. Пусть могила твоя вечно зеленеет и служит местом вдохновения для слабых духом и волею».


Литература.
1 [↑ назад]Алексеевцев Г.И. Из истории Ставропольской краевой библиотеки / Материалы по изучению Ставропольского края. Ставрополь, 1964. 322 с.
2 [↑ назад]Карачаево-балкарские деятели культуры 19 – начала 20 века. Т. 1. Нальчик, 1993. Автор предисловия, очерков о просветителях, составитель Т.Ш. Биттирова.
3 [↑ назад]М.А. (Мисост Абаев). Некролог на смерть И. Крымшамхалова. // Мусульманин. Париж, 1911, № 6-7.
4 [↑ назад]Мушкетов И.В. Геологический очерк ледниковой области Теберды и Чхалты. С.-Петербург, 1896.
5 [↑ назад]Польская Е. Поэт, художник, просветитель // Молодой ленинец. Ставрополь, 1964, №11.
6 [↑ назад]Тамбиев И. Изобразительное искусство горцев Северного Кавказа // Революция и горец, 1932, № 2-3, 117 с.
7 [↑ назад]Хабичева-Боташева З.Б. Озарение души. Черкесск, 1985.
Категория: Прочее | Добавил: moonbloke (19.06.2015) | Автор: Т.Ш. БИТТИРОВА
Просмотров: 578

Всего комментариев: 0
avatar