Четверг, 21.09.2017, 22:18

Карачаевцы и балкарцы

Сыртда буўдан къолда къоян иги.
Меню сайта
Полезные ссылки
  • Архыз 24Круглосуточный информационный телеканал
  • ЭльбрусоидФонд содействия развитию карачаево-балкарской молодежи
  • КъарачайСайт республиканской газеты «Карачай»
  • ILMU.SU Об аланах, скифах и иных древних народах, оказавших влияние на этногенез народов Северного Кавказа
Последние комментарии
04.05.2017 | 22:28 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Къур-къур оюнлу- перевод
17.11.2016 | 20:02 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
жаль,что нет подобного материала, я уверен можно побольше инфы на эту тему сау бол ишигден къууан.
17.11.2016 | 19:59 | КАРАЧАЙ И БАЛКАРИЯ В РУССКО-КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ
Оригинал договора 1827 года или копию где найти?
15.10.2016 | 18:05 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Олово- къоргъашын,
отдых- солуулукъ
трусы- ич кёнчек ))
улыбка- ышаргъан
15.10.2016 | 17:51 | Русско-карачаево-балкарский словарь (мини версия)
Можжевельник- джабышмакъ терек
02.09.2016 | 23:43 | Из истории грузино-балкарских отношений
Содержательная и умная статья. Очень перспективное для исследователей направление
22.05.2015 | 15:20 | Восстание горцев Верхней Кубани осенью 1920г.
Это обязаны знать все.
24.02.2015 | 09:57 | Татаркъан
Вам нужна в бумажном варианте? В электронном варианте могу скинуть Вам))

Статьи

Главная » Статьи » История » Прочее

Осетинские корни кабардинских и балкарских фамилий
Мусукаев А.И., г.Нальчик
Осетинские корни кабардинских и балкарских фамилий

В позднее средневековье и новое время на Кавказе происходил заметный рост производительных сил, совершенствовалась техника и развивалась торговля. Естественно, что наиболее выделяющиеся мастера повышали свои профессиональные навыки, и это служило основанием их разрыва с сельским хозяйством и полным переключением своих сил и возможностей на любимое и прибыльное занятие. Эти ремесленники часто покидали свои села и даже этническую среду, поселяясь не только в городах, но и вообще в местах скопления поселений и крупных населенных пунктах северокавказского региона. Баловы и Таовы черкесских аулов Зеюко и Кошхабль обязаны своим происхождением осетинским Каргаевым, братьям Умару и Пыра, прославленным мастерам по обработке кожи. Высокого уровня профессионализма они достигли благодаря урокам их отца Карагы Каргаева. Услугами братьев пользовались кабардинские, карачаевские и ногайские князья и дворяне. Изменявшиеся социально-экономические условия явились причиной того, что Умар и Пыра Каргаевы оказались в черкесском Хабезе. Их гостеприимно приняла знатная семья Касаевых. О мастерах высокого класса и их изысканных изделиях прослышал владелец Зеюко Хатокшуко и пригласил специалистов к себе. Младший брат Пыра принял приглашение, старший же – Умар остался в Хабезе.

Занятие животноводством, а именно разведением крупного рогатого скота и плетением на уровне предпринимательства корзин, заставили Дудуевых сняться с родных мест в Северной Осетии и уйти в Кабарду, где, как они считали, больше возможностей для их хозяйственных дел. Инициатором переезда был Уважуко Дудуев. Род Дудуевых в Боташево (сейчас Плановское) продолжили Исмел, Лалу, Титу, Масхуд и Бердыко. Живя в кабардинском селе, они сбывали изделия своего производства, а также скот в Моздоке, Прохладном, Владикавказе, Нальчике, Георгиевске и других торговых центрах Кавказа. В наши дни Дудуевы живут в КабардиноБалкарии, Северной Осетии, Турции и Иордании.

Разведением овец, коз и производством на профессиональном уровне разнообразных товаров из шерсти занимались кирджинские и ардонские Замбатовы. Так же, как и Увжуко Дудуев, Хажбатыр Замбатов решил, что Боташево более перспективное место для занятий хозяйством и ремесленным производством и переехал с семьей в это село. Залибатовы были очень талантливыми и предприимчивыми людьми, все у них ладилось и процветало… Так уже в Боташево Хурхоко Замбатов освоил пчеловодство и обучил этому делу односельчан. Плетением из крупных прутьев и изготовлением стенок для жилых, хозяйственных построек, а из мелких прутьев – корзин для хранения кукурузы, зерна, муки и т.д. занимались мужчины осетинской семьи Евазовых. Их женщины практиковали плетение из камыша и соломы украшений для дома и предметов быта. Развивая свое производство, на фамильном сходе Евазовы решили, что одна из их семей временно поживет и поработает в Бороково (сейчас Арик). Но жизнь так сложилась, что эти Евазовы продолжили свою историю в качестве уже малокабардинской фамилии.

Сабановы из Чиколы издревле специализировались на разведении породистых лошадей и отборных пород крупного рогатого скота. В XIX веке их хозяйство числилось в списках постоянных поставщиков лошадей в царскую армию. По мере расширения предпринимательского дела Сабановых негативно сказывались нехватка земельных угодий, ревностное отношений местной знати и периодические конфликты с ними и, наконец, поползновения конокрадов. Поэтому Наша Сабанов однажды твердо решил для себя, что будет заниматься этой престижной и прибыльной профессией только в Кабарде, и перебрался со всем хозяйством в Боташево.

Во второй половине XIX века в связи с ростом населения и нехваткой пахотных угодий в горных селах Северной Осетии, многие из семей обращались к начальнику Терской области с просьбой разрешить им переселиться в равнинные села северокавказского региона. В 1866 году начальник Терской области, граф М.Т. Лорис-Меликов, подписал бумагу о переселении из Лезгора в Хатуей (сейчас Старый Урух) братьев Бетрозовых: Бачира, Джауиша и Джашая.

Крестьяне начинали понимать, что перспектива развития их хозяйства может осуществиться только на равнинной территории Осетии и Центрального Кавказа. В это время уже расширялся ассортимент выращивания сельскохозяйственных культур, менялось качественное и количественное состояние разведения пород крупного рогатого скота и лошадей, созревавший предпринимательский рынок все более отодвигал на второй план примитивное натуральное хозяйство.

В поисках более приемлемых условий жизни в начале ХХ века из Северной Осетии в Кабарду переехали Кубати Калоев и один из потомков брата Калоя Цока. Таким образом, Цокоевы обзавелись землей в Первом Лескене, Калоевы – в Старом Урухе.

Между тем надо заметить, что ограниченность в земельных угодьях не всегда служила причиной переезда осетинских семей. Известно, что еще с начала XIX столетия царская администрация выделяла горским семьям земли в равнинной части Осетии и всячески уговаривала их туда переселяться. Но поскольку княжеские фамилии часто объявляли себя хозяевами вновь образованных сел, а крестьян – своими подданными, последние (осетины и другие народы Северного Кавказа всегда отличались ярко выраженным свободолюбием) уезжали в Кабарду, Черкессию, Адыгею. Так в связи с подобным давлением Тугановых на Савкуевых из Дурдура, они решили арендовать земли у Анзоровых в районе Первого и Второго Лескенов. Само рождение фамилии Савкуевых связано с языческими верованиями. В одной из осетинских семей долго не рождались дети, и когда, наконец, родился мальчик, односельчане посоветовали назвать его Савкуем, то есть «черной собакой», в расчете на то, чтобы избежать влияния дурного глаза и злых духов. И действительно, в народе говорят, что мало того, что Савкуй рос здоровым и счастливым ребенком, в их семье родилось еще два сына: Темра и Занкиши, положивших начало Темраевым и Занкишиевым. Потомки основателя кабардинских Савкуевых дали начало еще такой кабардинской фамилии, как Казанчевы.

Выходцы из Северной Осетии и старолескенские (Кайсын-Анзорово) Белимготовы. Бабиц Гуадзаров был отменным скотоводом и содержал большое стадо крупного рогатого скота и отару овец. И однажды в непогоду его пастухи не смогли удержать пасшийся скот, и именно Бабиц разыскал в ближайшем лесу и окрестных балках разбежавшихся коров и овец, а по пути параллельно помог собрать и чужой скот. Это обрадовало сельчан, и они, памятуя о том, что Бабиц вообще отличался удачливостью в разведении животных, назвали его Былымгъуэт, то есть Белимготов.

Мастеровыми были и братья Туаевы, которые для своего места жительства избрали Абаево (сейчас Урожайное). Первым делом они построили большой, привлекавший внимание односельчан и приезжих, гостеприимный дом несколько в отдалении от остальных жилищ. И поскольку братья Туаевы первоначально жили без семей, соседи нередко готовили и носили им пищу. Говорят, когда однажды женщину и детишек, несших приготовленную еду, спросили, куда они направились, те ответили: «В Къущхьэунэ», то есть «Осетинский дом». Отсюда и фамилия Кушхауновых.

Фамилии закреплялись за людьми по-разному, и, естественно, что неодинаковыми были у людей судьбы, от случая и многих субъективных и объективных факторов зависел выбор ими постоянного места жительства. Мазоковы, что означает «Сын леса», первоначально называли себя Мзоховыми и проживали в Ардоне. Постепенно члены фамилии разных поколений расселялись в Алагире, Нарткале, Шапсуге и т.д. А корни этих семей ведут в 60-е годы XIX века к весьма одаренному и рассудительному человеку, служившему у одного из осетинских князей в качестве администратора и распорядителя хозяйства. Владелец с уважением относился к своему подданному и, ценя его личностные качества и ум, дал возможность по собственному желанию определить свою судьбу.

В Плановском живут и Мазоковы, родоначальник которых Батоко происходил из села Бирагжанг. Некоторые члены этой фамилии Мазоковых в прошлом были прекрасными охотниками, одомашнивали диких животных и птиц, заготовляли и продавали лес, занимались сбором лесных ягод, грибов и т.д.

Близкой по терминологической значимости, а именно отношению к лесу, является фамилия Мезовых из Шалушки и Герменчика. Старейшина герменчикских Мезовых Бечмырза относит корни своего рода к четырем братьям, живших в Осетии где-то около леса. Отсюда и фамильное имя Мэз.

Жанхотовские Экашаовы своим рождением обязаны сорокалетнему Хасину из Северной Осетии, человеку образованному, знавшему языки, умевшему показать себя в любом обществе. Он жил восемь поколений назад. В Жанхотово Хасин продал имевшиеся при нем драгоценности, купил дом, участок земли, женился. Но у Хасина была одна слабость: излишнее увлечение женщинами, за что в селе его прозвали «Екlэ щlэуэ» - «увлекающийся женщинами». Фамилия Экашаовых распространилась в Зарагиже, Нарткале, Нальчике.

Из осетинской семьи Елкановых в результате раздела большой семьи выделилась семья Хэдина. Поскольку раздел происходил после смерти отца Мухажира, Хэдин и его брат Мэлыхъуэ по законам обычного права получили братские доли. Понятие «братской доли» и легло в основу фамилии Хэдина: Кошеров. Основные ветви Кошеровых проживают в Урожайном и Морзохе.

Несколькими поколениями позже некий Сидак с сыновьями Сонатом и Калмаком волею судьбы оказались в той части Дейского, которая называлась Муртазово. Далее в кабардинской транскрипции фамильное имя стало произноситься как Шыдакъ, то есть Шидаков.

Умаровы Инароково (сейчас Верхний Курп) происходят от Хуриева Умара, жившего семь поколений назад в Куртатинском ущелье. Братья Шокара и Муса уже в Инароково назвались Умаровыми по имени отца. Муса с самого начала поселения в Инароково не нашел общего языка с владельцами села и перебрался в Исламово. В настоящее время в Верхнем Курпе проживает семнадцать семей Умаровых, по нескольку можно встретить в Нижнем Акбаше, Нижнем Курпе, Урвани и Тереке.

Фамильное имя Тогузаевых переводится как «вовремя рожденный» и встречается в Дигоре, Владикавказе, В. Балкарии, Нальчике.

Какоевы – выходцы из Южной Осетии. Кантемир Какоев поселился в Озреке, затем его внуки Али и Тизир переехали в Кахун.

Караевы встречаются почти у всех народов Кавказа. Изучение истории осетинских и балкарских Караевых указывает на их генетическое переплетение. Представители и осетинских, и балкарских Караевых считают, что происходят друг от друга. Однако у разных подразделений осетин: кударцев, дигорцев и иронцев, - свои варианты генеалогических преданий Караевых.

В дигорском селе Лесгор рассказывают, что во времена функционирования на Северном Кавказе патриархального рабства, один из осетинских князей привез из Балкарии мальчика, которого по-осетински называли Сауай – «черный», под чем они понимали процедуру покупки ребенка за черную бурку. Поскольку мальчик был из Балкарии, его по аналогии именовали тюркским словом Къара – «черный». Шли годы, поколения, и кто-то из потомков Сауая-Къары, Гуймана, Царке, Беслана, Сланико и других Караевых покидали Северную Осетию и оказывались в соседних этнических обществах, сохраняя фамилию.

Миграции были подвержены и иронские Караевы с гор Дагомы. Известно, что горнорудные разработки в Ардоне, Садоне и Алагире, направленные на извлечение свинца и серебра и других металлов, способствовали производству пуль для пистолетов и винтовок, отделки оружия, конской сбруи, украшений, посуды. Неслучайно горцы переселялись к местам разработок. Поэтому и предки этих Караевых Къара, Кула и Сиезе в предгорной части Осетии в районе камнеломен, поставили свою родовую башню, откуда некоторые из их внуков и правнуков разъехались в чужие края.

Предок Браевых, как и осетинские, и кабардинские князья и дворяне, считался прославленным наездником, метким стрелком и любил участвовать в военных походах. Имя Билая Шобакова в Кабарде трансформировалось в фамилию Браевых. В 1926 году Дотмирза Браев поселился в Герменчике.

Люди, подобные Билаю, были самостоятельны в образе жизни, независимы в суждениях и, как правило, неудобные в общении. Их гордыня и уверенность в себе вызывали недовольство односельчан, сильных родов и, особенно, князей. Семь поколений назад некий Исуф, сын Суфа из Северной Осетии (фамилия и место жительства в таких случаях обычно скрывались), человек по натуре резкий и не признававший давления в споре, повздорил с односельчанином. И после попыток оскорбления его последним он не выдерживает хамства и убивает зарвавшегося сельчанина. Чтобы конфликт не развился дальше и семьи его братьев и родственников не были подвергнуты мести, Исуф уезжает в Кабарду и становится гостем Бараковых (Бэракъ) из Жанхотово (сейчас Псыгансу).

Братья, преследуя кровника, настигают его недалеко от села. Исуф пытался объяснить преследователям, что на нем нет вины, и что он поступил подобным образом потому, что защищал свою честь. И далее предложил им закончить спор миром, поскольку для них новое столкновение не сулит ничего хорошего. Но преследователи не вняли разумному предложению, и их попытка отомщения закончилась тяжелым ранением одного из них. Исуф вновь предостерег братьев от опрометчивых шагов и на этот раз жестко предупредил, что, если там, в Осетии, пострадает кто-либо из его близких, он убьет каждого из мужчин враждующего рода. Поскольку у Исуфа было много влиятельных друзей в Мисостово, Коголкино и Докшоково, они с владельцами Жанхотовыми решили вопрос о поселении Исуфа в их селе. Причем Жанхотов разрешил Исуфу на правах гостя выбрать те земли, которые ему нравятся. У Исуфа была многодетная семья, и его сыновья Нахо, Ахмед, Бабыш, Хажи, Карамырза и Хабыш со временем дали начало шести ветвям фамилии Цримовых.

Также оказавшийся в Кайсын-Анзорово мужчина с двумя малолетними сыновьями и дочерью тщательно скрывал не только свою осетинскую фамилию, но и имя. В памяти потомков сохранилось только имя среднего сына этого человека Дзырау. Когда беженец появился в Кайсын-Анзорово, была поздняя осень, и, естественно, во всем его внешнем виде чувствовались усталость и простуда, он плохо выглядел и тяжело говорил. Сельчане назвали его Мэкъей, что значит «плохой голос». Так в Старом Лескене, а затем и в Баксане, Нарткале, Нальчике и т.д. появился новый род кабардинских Макаевых.

Оказавшуюся неуживчивой одну из осетинских семей в Кабарде называли Ямзаговыми. Основателем этой фамилии был Машука, его генеалогическую линию продолжили сыновья Хаути и Хазраил, внуки Тала, Хусейн, Адальбий, Мухажир, и сегодня в Псынабо проживает уже шестое поколение этой фамилии.

Мирзоевы Северной Осетии и , в частности, Сосруко и его брат Шомполо жили в Донифарсе. Но в 1860 году между Мирзоевыми и князьями Абисаловыми возникла кровная месть, и в результате убийства нескольких представителей княжеского рода, Шомполо и Сосруко пришлось бежать в Кабарду: Коголкино. При внуках Сосруко: Инусе и Хаджи-Бате, Мирзоевы приобрели земли, развели несколько табунов лошадей, сотни голов крупного рогатого скота и подняли свое хозяйство до уровня княжеского состояния.

Кровная месть в разной степени имела место у всех народов Северного Кавказа. Интересны ее и такие особенности, как то, что бежавшие от преследований кабардинцы, осетины, балкарцы и т.д., нередко через десятьпятнадцать и более лет возвращались назад в свою этническую среду, а здесь их уже воспринимали как представитлей того народа, откуда они приехали. Так, к примеру, Куловы, в связи с конфликтом с Касаевыми (они тогда жили в Баксаненке) решением сельского суда были выселены за пределы Кабарды. Местом жительства они выбрали осетинский Хумалат, где, кстати, с Куловыми обошлись весьма дружески и приняли их гостеприимно. По прошествии времени братья Индрис и Ислам Куловы вернулись в Коголкино (сейчас Урух). Некоторые из сельчан первое время называли их осетинами. Фамилии других корней распространены в Северной Осетии, КарачаевоЧеркесии, кабардинских селах Псыгансу и Зарагиж, Адыгее.

Похожей на куловскую историю была ситуация у одной из черкесских фамилий, которая из-за убийства владельца скрывалась в Северной Осетии. Через определенное время потомок беженцев Инал вернулся в Кабарду: Коголкино, - и назвался Иналовым.

Миграционные процессы в обществе и переезды отдельных семей и людей не всегда зависели от политических, экономических и бытовых причин. Их непредсказуемость порою была трудно объяснимой. В Плановском живут семьи фамилии Ахаминовых (Ахэмын), история которых начиналась в Турции, продолжалась сначала в Северной Осетии, затем – в кабардинском селе. Первым в Боташево поселился Пшимахо Ахаминов. Турецкие Ахаминовы и по сей день подерживают связи с родственниками живущими в Северной Осетии и Кабардино-Балкарии.

Данные об авторе:

Мусукаев Александр Ибрагимович, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Кабардино-Балкарской Республики. Родился в 1946г. в Молдавии в семье военнослужащего.

По образованию филолог и историк. В 1973г. после завершения учебы в Институте этнографии АН СССР защитил кандидатскую диссертацию по теме: “Большая семья и патронимия у балкарцев в конце XIX- начале XXв.”. Академическую подготовку он прошел у таких видных специалистов, как В.К.Гарданов (научный руководитель), Ю.В.Бромлей, С.А. Арутюнов, Л.И. Лавров, А.И.Першиц, А.И.Робакидзе, Я.А. Федоров. С тех пор А.И.Мусукаев продолжил традиции полевых этнографических исследований и по сей день ежегодно проводит их со своими студентами. В 1975-м и 1978 г. он выпустил книги “Из прошлого, незабытого” и “Балкарский тукъум (фамилия)”, которые целиком основаны на полевых материалах. Научную деятельность он совмещал с работой заведующим кафедрой, декана, проректора по ОЗО. В настоящее время - председатель Совета по защите кандидатских диссертаций (специальности: отечественная история и этнология). Научно-педагогическая деятельность А.И.Мусукаева не остается незамеченной: в 1977г. он победитель конкурса обществоведов Казахстана, в 1978-м – лауреат Всесоюзного конкурса молодых ученых-обществоведов, в 1994 г. – стипендиат Российской Академии наук. Действительный член историкородословного общества при “Союзе русских дворян”, в 1995 г. правительством США приглашается в Америку по программе “Этнокультурные процессы в США”.

А.И.Мусукаев автор книг “О Балкарии и балкарцах” (1982), “Об обычаях и законах горцев” (1986), “Традиционное гостеприимство кабардинцев и балкарцев” (1990), “Народные традиции кабардинцев и балкарцев” (1992), “К истокам фамилий” (1992), “Века родословий” (1997), “История селения Кахун” (в соавторстве с С.Жемуховым) (1998). Мусукаев А.И.- председатель докторского совета при КБГУ

Его работы переведены на французский, английский, турецкий, болгарский языки.

Категория: Прочее | Добавил: moonbloke (24.05.2015) | Автор: Мусукаев А.И.
Просмотров: 827 | Теги: балкарцы, осетины, кабардинцы

Всего комментариев: 0
avatar